/images/ad-victory.jpg

Закалка тех суровых лет

« Наш вестник »
6
от
Среда, 4 февраля, 2015 (Весь день)
662
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/02/04/top68.ru-zakalka-tekh-surovykh-let-49818.jpg?itok=ZK-XQs2r
С нашим земляком, участником битвы на Курской дуге Михаилом Стариковым  в домашней уютной обстановке мы беседовали целых три часа. Он вновь переживал годы, на которые пришлись голод, холод, страшная нужда и горькое сиротство, вспоминал, как работал в годы войны, потом воевал. 
Тяж`лое сиротское детство
 
Родился Михаил Петрович в деревне Соловьёво Владимирской области. Семья была большая – шестеро детей. Родители работали на лесопилке. Умерли они рано – когда Мише не было и восьми лет. Младших сестру и брата определили в детский дом, а он, оставшись один (старшие дети семьи отправились кто куда искать лучшей доли для себя), пошёл в школу.  Сейчас даже трудно представить себе, как выжил мальчишка. Он перебивался с корки на корку, в школу ходил голодный, а находилась она в шести  километрах от деревни. Родственникам, жившим в этой деревне, парнишка был не нужен. С ранних лет в Михаиле сформировались самостоятельность, умение все свои проблемы решать, ни на кого не надеясь. Вот в таких условиях ему удалось окончить шесть классов.
 
В 1940 году Михаил Стариков поступил учиться в школу ФЗО (фабрично-заводское обучение).  По сей день мой собеседник помнит дорогу из деревни до этой школы. На дворе холодный декабрь, а он в одних тапочках шел к намеченной цели. Но, слава Богу, всё не зря. Выучился  Михаил на плотника, а  после учебы, в мае 1941 года, был направлен в Пермь на завод имени Дзержинского работать по приобретенной специальности. Вскоре началась война, многие из тех, с кем паренек работал,  уехали обратно на родину, а Михаил Петрович остался в Перми. На начало войны ему было 17 лет.
 
Жизнь в тылу
 
Страна в короткий срок перестроилась на военный лад. На фронт ушли опытные, квалифицированные специалисты, в цехах Пермского завода, который теперь днем и ночью выпускал боевую продукцию в огромных количествах,  взрослых мужчин почти не осталось. Михаила Старикова перевели в токари по производству минных взрывателей. Тяжело было стоять у станка по многу часов непрерывно, недоедая, недосыпая. Но все трудились самоотверженно.
 
В 1942 году Михаилу Старикову прислали из военкомата повестку.  Его направили на годичную учёбу в школу младших командиров в город Нытву того же Пермского края. Приехали туда, расположились в казармах, началась напряженная учёба. Вскоре мой собеседник уже сам проводил занятия, обучал  взвод новобранцев. Через некоторое время  он получил звание сержанта. 
 
Пулемётчик номер один
 
В 1943 году полк, где служил сержант Стариков, был направлен на передовую, в район Курской дуги.  Михаил попал в пулеметно-станковую роту, был назначен пулемётчиком № 1, в распоряжении – пулемёт "Максим". 
 
– Наши войска в то время на этом участке боевых действий находились в обороне, – повествует мой собеседник. –  Немцы злобствовали, что не могут ничего сделать против нас, пойти в наступление, а потому часто открывали ожесточённый огонь по нашим позициям. Но и мы спуску не давали, отстреливались. 
 
В один из таких дней Михаил Стариков получил первое ранение, слава Богу, лёгкое. Вражеский осколок прошёлся по его голове по касательной. 
 
Мой собеседник вспоминает, что в то время, пока они стояли в обороне, вовсю велась подготовка к Курско-Орловской операции, это ощущалось по многим признакам. И наступление по всей линии Курской дуги вскоре началось.
 
– С боями наше подразделение  дошло до города Севска Брянской области, – вспоминает Михаил Петрович. – Здесь фашисты плотно держали оборону. У них было преимущество в технике, и вся она – на колёсах, что значительно облегчало им передвижение, мобильнее нас они были.  Мы заняли свои позиции, нами владело одно желание – смять оборону врага. Помню: поле, под утро густой туман, враг совсем рядом, о нас ещё не знает.  Ночью мне  на подмогу дали молодого паренька родом из Мордовии, он стал пулемётчиком № 2. Заняли мы с ним удобную позицию. К нам подошёл пехотный капитан и попросил вести огонь под углом вверх, чтобы не задеть наступающий батальон нашей пехоты. Когда солнце взошло, а туман рассеялся, немцы воинов нашего подразделения, конечно, заметили, начали вести прицельный огонь. Завязался тяжёлый миномётный бой. По фашистам мы вели огонь отовсюду. Но те все равно накрыли нас минами. Длилась стрельба всего три минуты, но даже сейчас больно об этом вспоминать.
 
Кирзовые сапоги
 
Когда мина летит буквально над головой, у неё особенный звук, по которому можно сразу определить, что сейчас рванёт. 
 
– Когда я это понял, крикнул, что есть сил: "Ложись!" – рассказывает мой собеседник. – Рядом со мной  была небольшая яма, я хотел было туда упасть. Но там уже находился другой молодой солдат в новых кирзовых сапогах и новом обмундировании. Взрыв мины был ужасным, и хотя я уже лежал на земле, осколки меня не миновали. А тут вдобавок на поясе у меня висела противотанковая граната, в которую тоже попали осколки от мины...
 
 Михаил Стариков в общей сложности получил около 11 ранений, самым тяжелым было ранение правого предплечия – раздробило кости. Его помощник, пулеметчик № 2 был убит наповал. Многих не дождались с войны родные и близкие павших на поле брани, где был ранен мой собеседник.
 
Всех раненых отправили в Казахстан на станцию Кандагач, где Михаила Старикова  несколько раз прооперировали. 
 
Чудо всё же произошло
 
Но рука долго не заживала. Молодой воин был комиссован, отправился домой с открытой раной. Приехав в родную Владимирскую область, Михаил Стариков стал работать пастухом. Рука по-прежнему его беспокоила. Вскоре ему  провели ещё несколько болезненных операций в городе Дзержинске Горьковской области. Однако толку было чуть. На последнюю операцию он согласился  нехотя, но она  сотворила всё-таки чудо.
 
 В Дзержинске мой собеседник устроился на работу сторожем в детский сад, где познакомился с будущей женой Маргаритой. Потом работал портным в артели инвалидов, где в совершенстве обучился портняжьему делу.  И одновременно решил продолжить обучение, закончил седьмой  класс. Потом поступил в химико-технологический техникум имени Красной Армии, стал специалистом по изготовлению неорганических кислот. 
 
Стал Котовск родным
 
По окончании техникума в 1955 году Михаил Стариков был направлен по распределению в Котовск. Мастером-технологом  во втором цехе  заводе  пластмасс он проработал 22 года. Уйдя на заслуженный отдых, ветеран не захотел сидеть дома без дела. Устроился на  заводе "Алмаз" лифтером. Общий стаж работы у нашего земляка – 48 лет. Он много раз премировался за отличный труд, его фотография не раз помещалась  на Доску почёта. Он имеет юбилейную ленинскую медаль, звание ветерана труда. Но это не главные его награды. За участие в боях он был награждён орденом Славы III степени, орденом Отечественной войны I степени, медалью "За победу над Германией  в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.".
 
Михаил Петрович, несмотря на возраст (в 2014 году ему исполнился 91 год) занимает активную жизненную позицию. Любит ходить на концерты, слушать их по радио и телевидению, а также любит сам исполнять песни военных лет, народные песни, песни Владимира Высоцкого и даже знает много оперных арий, о чем рассказала его любимая внучка Татьяна. 
 
Кстати, до недавних пор Михаил Петрович шефствовал над ребятишками средней школы, учил их кататься на лыжах. И, конечно, делился воспоминаниями о войне, охотно исполнял им военные песни. Правда, в последнее время его подводит здоровье. Он благодарен врачу городской больницы Ларисе Юдиной, которая чутка к его проблемам, помогает держаться на ногах. А я порадовалась за свежесть памяти Михаила Петровича, благодаря чему  мне удалось рассказать о его жизни.
 
 
 
 
 
 
 
Автор: 
Анастасия Жидкова
Читайте также:
Наверх