Желание жить

« Сельская новь »
19
от
Среда, 6 мая, 2015 (Весь день)
792
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/05/06/top68.ru-zhelanie-zhit-54922.jpg?itok=cPxgIHOf

С приближением юбилея Победы мы вспоминаем родных, которые пережили то страшное время. Время проверки на прочность, время лишений, борьбы не на жизнь, а на смерть. И отчётливее начинаем понимать, какие испытания пришлось пройти людям, не отличавшимся от нас своими стремлениями к счастью, к покою и благополучию. Но им пришлось забыть о собственных желаниях и чаяниях, когда страна оказалась перед угрозой уничтожения. Выстояли, отвоевали свободу, право на счастье и мирную жизнь для нас. 

Что ни рассказ о родных и близких, которыми делятся  наши читатели, то история мужества и стойкости. На фронте или в тылу, но тяжело было всем и каждому. Вот и сегодняшние воспоминания Марии Арсентьевны Никоновой, Почётного гражданина района о своём военном детстве - это рассказ о тяготах и в то же время о вере в то, что Победа будет. В это свято верили взрослые и дети, каждый день приближая её приход не только на полях сражений, но и в тылу своим трудом и терпением.

Глава семьи Поповых - Арсентий Андреевич  родился 20 марта 1904 года в станице Ярыженской Царицынской губернии. Семья была бедная. Лишь три класса церковно-приходской школы удалось окончить. Но природная смекалка, организаторские способности в 1932 году, когда образовался местный колхоз, вывели Арсентия Андреевича в председатели. В 1938 году призвали его в армию, прошёл обучение, служил в городе Урюпинске, затем в Орджоникидзе. В 1940 демобилизовался. Устроился в литейный цех в рабочем посёлке Новоанненский под Сталинградом. 

Семья, где подрастали две дочери,  смогла купить комнату в четырёхквартирном доме. 22 июня 1941 года справляли новоселье. Казалось, что впереди только счастье… Отца призвали на фронт в сентябре 1941-го. Проводили его,  и девять долгих томительных месяцев ждали известий. Наконец получили письмо из Омска, из госпиталя. 

Как потом рассказывал Арсентий Андреевич, мобилизованный в действующую армию в звании старшего лейтенанта, его часть попала в окружение. Выходили из него с огромными потерями, в пехоте - одна винтовка на двоих. Оружие добывалось в боях. 

И вот, когда подошли к нашим рубежам,  и слышна была уже речь, группа из трёх человек, в составе которой двигался  А.Попов, подорвалась на мине. Комиссар и ординарец погибли, а Арсентий Андреевич был серьёзно ранен. Ему перебило локтевую артерию. Как мог,  перебинтовался, но крови потерял очень много. Пришёл в себя уже в лазарете - пораненное лицо, лоб залечили, а вот осколки из руки достать не смогли - операция грозила повторным кровотечением. Зашил рану хирург и сказал: "Живи так, осколки потом сами выйдут". Они и выходили постепенно лет через пять-шесть, ближе к кисти. Месяц находился на излечении в госпитале. Потом прошёл комиссию, давали третью группу инвалидности, но А.Попов сказал: "Война не кончилась, на фронте совсем недолго был, не нужна мне группа…" 

Работал в секретной части в Сталинграде, входил в  ограниченный круг лиц, знающих подземные коммуникации города. Демобилизовался в 1946 году. Работал в рыбоводческом хозяйстве. Оттуда и на пенсию вышел. Три награды было у отца, но Мария Арсентьевна, к сожалению, не помнит точно какие. Умер Арсентий Андреевич Попов в 1971 году. А за девять лет до этого семья Поповых  переехала в Знаменку. 

Рассказала Мария Арсентьевна и о своих детских впечатлениях. Ей, когда война началась,  было восемь лет, поэтому воспоминания очень яркие. Помнит армады фашистских самолётов, которые ежедневно в одно и то же время - в девять утра,  направлялись на Сталинград. Летели бомбардировщики звеньями по три машины. Бомбили мосты на подходах к городу, а так как рабочий посёлок, где жили Поповы, находился в сорока километрах от Сталинграда, то зарево и дым виделись без конца. Во время таких налётов люди бежали в лес, прятались там.

 Лес служил и убежищем, и кормильцем. Собирали ягоды, съедобные травы, корешки, на песках собирали щавель. И среди этой нехитрой снеди голодной поры были у ребятни свои лакомства - борщевые и морковные купури. В пересыхающей в жару речке Чечёре ловили рыбу. 

Особенно трудно приходилось зимой. Выживали, искали еду. Зимой оставшееся под снегом зерно, мёрзлую ботву свёклы собирали, ходили за ними ночью за двенадцать километров от села, грузили в санки и тайком, боясь ареста,  везли домой. 

Война оставила свой жуткий след практически в каждой семье. Помнит Мария Арсентьевна свою тётю, родную сестру отца  и её малолетнего сына, которые были освобождены из концлагеря. Одиннадцатилетний мальчик вернулся оттуда седым…

О том, что война закончилась, семья узнала от соседки - телеграфистки. Та, вопреки инструкции не смогла скрыть радостной вести, вернувшись с дежурства утром,  и поделилась ею с соседями. Какая это была радость, как они ликовали!  А официальное сообщение прозвучало по радио к вечеру. Соседка-телеграфистка, правда, за свою несдержанность поплатилась арестом, длился который два дня. Но всё перевешивало счастье от наступившего долгожданного мира. 

Неизвестной осталась судьба двоюродного брата Марии Арсентьевны Николая.  Он окончил военное  училище - экстренный выпуск. Ушёл на фронт и родные получили от него одно лишь письмо. Пропал без вести… Пытались родственники отыскать его, обращались и в передачу "Жди меня", но, увы, безрезультатно. 

Наступивший мир требовал от людей немало сил на восстановление разрушенных городов и сёл, промышленности и сельского хозяйства. Ещё в 1951 году, когда Мария Арсентьевна стала студенткой Сталинградского мединститута, город лежал в руинах. Все студенты после занятий работали на восстановлении, приблизительно по два часа. По 1200 человекочасов отрабатывали они на завалах в драмтеатре имени Горького. Постепенно город преображался.  Будущими медиками посажена была аллея, ведущая к Волге. Множество скверов, парков было разбито тогда. Люди возрождали любимый город, украшали его зеленью деревьев. На смену ужасу войны приходила надежда и желание жить, дышать, которые так и не смог уничтожить свирепый и сильный враг.

 

 Фото из семейного архива М. Никоновой

Автор: 
Татьяна Морозова
Читайте также:
Наверх