Фомичёва мельница

« Инжавинский вестник »
12
от
Среда, 18 марта, 2015 (Весь день)
1151
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/03/18/top68.ru-fomicheva-melnitsa-51752.jpg?itok=g8g_IMbz

В КАЛУГИНО до революции жил мужик, все звали его Фомич. Жилистый, упрямый, с независимым характером. Держал Фомич небольшую лавку, товары в неё завозил из Рассказово и Кирсанова. Когда хозяйство его окрепло и стало приносить пользу, он купил ещё одну лошадь.

В те времена на реке Сухая Панда были две водяные мельницы, но они не справлялись с объёмами работ. И решил предприимчивый Фомич построить ещё одну мельницу - водяную. Посоветовавшись со специалистами, он выбрал место не в низу лога, а на его верху. Нанял местных плотников и умельцев по деревенскому делу, коих в Калугино хватало, а из Рассказово пригласил мастеров более высокого уровня. Чтобы изготовить жернова, веретено и прочие механизмы, нужны специальные умения. Строительство мельницы оказалось делом весьма не простым, однако все трудности Фомич преодолел.

Как рассказывал впоследствии Виктор Кутуков (подростком он излазил все уголки той мельницы), сделана она была целиком из дерева. Нижний жёрнов - большой и неподвижный, как его называли - «мёртвый». Второй, вращающийся, - чуть поменьше. Между жерновами - зазор, размер которого регулировался винтом. Оба окованы обручами. Шестерни - из дерева, из квадратных брусков составлялся круг. Жёрнов вращали четыре скреплённых обручами дерева, наверху был привод - тоже деревянный.

Крылья мельницы крепились к толстому вращающемуся бревну и их можно было разворачивать по направлению ветра. Когда не успевали уследить за сильным ветром, выбегал мельник и кричал: «Жёрнов заварим, сворачивай!»

Народ, что был на мельнице, подбегал и помогал развернуть крылья так, чтобы они вращались медленней. Скоростей помола было установлено три. Мололи здесь и рожь, и пшеницу, и горох, получая отруби, мелкую муку и крупного размола. В то время у большинства деревенских жителей не было сита, в основном было решето. Считали богатыми тех, у кого в доме сито.

Народ повалил на новую мельницу «бурей» - так говаривал хозяин Фомич, всегда была очередь из желающих намолоть муки. Привозили сюда зерно и крестьяне из соседних сел. Выходил Фомич и обращался к своим: «Калугинские, может уступим караваинским, а то ж им далеко ехать?». Калугинские мужики соглашались.

МЕЖДУ ТЕМ нарастали революционные события, и некоторые жители косо посматривали на Фомича: лавка, две лошади, теперь ещё и мельница… Зависть - она ведь точит изнутри, маскируясь под любую идею. Отобрали-таки у Фомича лошадей и отправили их на общую конюшню, где их - экспроприированных- оказалась целая дюжина. Еле перезимовали: кормёжки им толком не было, пришлось раскрыть крышу на конюшне, чтобы животные не сгинули с голоду. Спустя некоторое время лошади еле волочили ноги, были худые, изнемождённые. Деревенские мальчишки забегали сюда, седлали забавы ради, а конюх приговаривал: «Не бойтесь, не скинут, не разобьют, им ведь только доживу…».

Мельницу Фомичу оставили, сказав: «Мели пока». Хозяин же, с тех, кто приносил зерно на своих плечах, плату не брал, а кто привозил на лошади - брал за помол с кого «гарчик», а с кого и два мукой.

МИНОВАЛИ годы, приближались трудные для деревни 30-е, полным ходом шло раскулачивание. Несмотря на то, что уже и раскулачивать-то было некого (то, что могли, отобрали у крестьян ещё в революцию), всё равно сельсоветчики находили что забрать. Особо старались и преуспевали в этом деле в Калугино трое. По сей день есть те, кто помнит их имена - больно свирепствовали. У Фомича отобрали всё, что было в доме, а когда брать оказалось уже нечего, увидели одеяло, которым был укрыт ребёнок. «Да он вырастет и станет как отец, кулаком!» - сказал один из тех нелюдей и стащил с дитя одеяло. Люди долго его помнили - он дожил до глубокой старости в Калугино, да, видно, хорошим хозяином так и не сумел стать.

Из тех трёх, кто ходил раскулачивать, в 1937-м двоих расстреляли. За что - деревенские не знают, может, кто и написал на них ложный донос за былые делишки.

…Прошло уже более ста лет, но в Калугино до сих пор говорят: «Вон, у Фомичёвой мельницы». Эта мельница работала и после 60-х годов, на ней трудились два мельника - Павел Михайлович Юмашев и Леон Егорович Юмашев.

- Хорошо помню, как мой дед смазывал веретено подсолнечным маслом. Ещё - как на мельнице жил огромный лохматый пес Буян. Однажды двое мужиков решили украсть муку. Зима стояла, метель. Залезли они через крышу, да не рассчитали, что грозный сторож Буян их не впустит. Утром несостоявшихся воришек обнаружили и пристыдили: мол, чью муку-то украсть хотели - людскую! - рассказывает Николай Петрович. - Потом мельницу разобрали и растащили. В юности я знал, что на её месте лежит в земле жёрнов. Притащил я этот жёрнов к себе домой, чтобы сохранить память об истории села и особенно о Фомиче. Этот экспонат и сейчас лежит у меня. Принял бы его какой-нибудь местный музей - ведь этим жёрновом перемалывало зерно не одно поколение сельчан.

Фото из семейного архива ЮМАШЕВЫХ

Автор: 
Елена Шароватова
Читайте также:
Наверх