Маленькая фиалка

« Сельская новь »
38
от
Среда, 17 сентября, 2014 (Весь день)
1441
   Мала пчела между летающими, но плод её - лучший из сластей.
 (Сирах 11,2-11)
 
Отец Макарий (Болотов) - духовный сын мичуринской матушки Серафимы (Белоусовой). Оба эти имени имеют прямое отношение к истории Богородице-Знаменского Сухотинского монастыря.
 
Перед смертью матушка Серафима пророчествовала, что долго в Мичуринске ей не лежать, а покоиться она будет в молитвенной Сухотинской обители и вместе с ней отец Макарий. И матушка, и сын её по духу посещали монастырь. Серафима в годы его рассвета, а Макарий помогал в его восстановлении в пору разрухи и забвения. Сейчас эту благородную вахту несут его духовные чада.
Отец Макарий предсказал канонизацию своей духовной наставницы и то, что, действительно, рядом они будут в монастырском склепе Сухотинки: "Она слева, я справа".
Московский меценат, коими силами и средствами восстанавливается Сухотинский монастырь, продюсер РГРК "Голос России" Армен Аганесян, снял про отца Макария четыре пронзительных по содержанию фильма "Дедушкина молитва", "Благослови, душе моя, Господа", "Пока горит свеча", "Братия моя, не забывайте меня". Найдите в Интернете, не пожалеете. Так кто же он таков, этот легендарный инок?
Жизнь этого воина Христова похожа на сказку. В ней есть место радости и глубокой печали, добру и вселенскому злу, с которым ополчаются чёрные силы на светлые души, несущие в наш грешный мир тепло и любовь.
- Ой, ой,- запричитала ворожея, местная чародейка, в каковых недостатка не было во все времена, встретив его мать, будущую на сносях,- ой, Верка, кого ты рожать идёшь! Ой, на горе нам ты рожать идёшь бунтовщика и смутьяна!
Было это в 1932 году. На восьмой день от рождения, 29 сентября, на праздник Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста Господня, мальчик был крещён местным священником - отцом Феодосием. Он одел на руки младенца, наречённого Виталием, чётки и предрёк молодой матери:
- Повелено быть ему монахом. Пойдёшь против воли Божьей - наказана будешь сильно.
Почти пять лет мальчик не говорил и не ходил. Скорбь родных сменялась радостью, когда малютку приходил навестить отец Феодосий. В эти часы Виталий разговаривал!
Силы зла ополчились не случайно, достоверно ведали, чем обернётся для них рождение этого младенца. Древнейшие и богатейшие фамилии его рода сверкали драгоценными жемчужинами Российской Империи. Духовный род его по мантийному постригу восходит к преподобному Серафиму Саровскому, а по схимническому - к Глинским старцам, от них к преподобному Паисию Величковскому, от него к святой горе Афон.
Рос и креп на Ставропольщине Виталий Болотов, которому суждено было стать последним иноком династии Болотовых. Его прабабушка, схимонахиня Павла (в миру Павлина Ивановна Голицина) была строительницей женского Горненского монастыря в Иерусалиме. Её мама в девичестве была Нарышкиной, как и мама Виталия. Из их рода схиигуменья София (Болотова) -первая настоятельница Шамординской Пустыни, а так же известный оптинский иконописец игумен Даниил Болотов. Это его кисти принадлежит известная икона "Спорительница хлебов", написанная по благословению преподобного Амвросия Оптинского.
Его рождение сопровождалось семейными бедами. В тот же год скончалась тётя матери, в следующем тётя Виталия. Чтобы спасти от детского дома двенадцать оставшихся сирот, Болотовы, имея троих собственных детей, берут их в свою семью. Виталий рано повзрослел, к сороковым годам, когда отец был уже на фронте (начав с Финской, он не вернулся, погибнув в 1944 году под Вильнюсом), он, хотя и не был старшим, взял на себя заботы о многочисленной семье - готовил, шил одежду, доил коров. Мать подолгу болела. Мальчик, имея горячую и чистую веру, призывал в помощники Божьих угодников. Одним из первых был святитель Николай.
В один из скорбных дней, стоя в слёзной молитве, просил Виталий немного денег на еду, одежду и обувь. Пятнадцать детей в доме - не шутка. И вскорости на базаре окликнул его какой-то высокий Дедушка, указав на землю, где лежали две новые запечатанные пачки: "Чадо, просимое возьми". Взял, а поблагодарить не успел, исчез Дедушка.
Не раз вспоминал Виталий тяжёлую военную пору, холодную и голодную. Однажды он собрал всех сестрёнок на молитву с акафистом перед иконой Божьей Матери "Скоропослушница". Три дня просили дети помощи, а на четвёртый, выйдя доить корову, Виталий увидел на крыльце огромный свежеиспечённый каравай - горячий и душистый. Только кто испёк его, когда двор засыпан снегом и на нём ни следочка?
В 1944 году мама Виталия заболела сложной формой брюшного тифа и целых четыре года находилась в больнице между жизнью и смертью. В семье Болотовых из поколения в поколение передавалось правило: каждый вечер обходить крестным ходом двор, дом, все постройки и каждую благословлять иконой Матери Божьей и святителя Николая. Также стал поступать и оставшийся за старшего Виталик. Обходил и молился просто, по-детски: "Святитель отче Николае! Я иду спать ложиться, а тебе поручаю наши коровки. Они наши кормильцы. А я как встану, тогда уже ты иди спать. Я всё тебе поручаю".
Однажды утром зайдя в сарай, он увидел, как уже отвязан-ную корову держит какой-то дядька, но с места стронуться не может.
- Ты чего тут начередил? - набросился он на ребёнка, - Стою, как вкопанный, не могу со двора уйти! Собрался, а тут старик, лысенький такой, высокий вошёл. Одежда какая-то чудная. Сказал, не выйду я из сарая, что ему поручено охранять, а как хозяин встанет, так будет со мной расправляться.
Собрались сельчане, ругали и стыдили дядьку: "Сколько сирот, а ты корову решился увести!"
- Дак, я ж не две брал, а только одну...
Пришёл дядька в дом и показывает на иконочку святителя Николая: "Во - вот этот дед приходил!" Объяснил мальчик, кто это и что он действительно стережёт их двор. И вор, который хотел увести у детей кормилицу, до конца войны помогал им, чем мог.
Его монашеская дорога началась осенью 1941 года со встречи с матушкой Евгенией, жившей в двадцати верстах от его станицы. Именно она, истинная молитвенница и исповедница с саном игуменьи, коим почтил её в 1918 году сам Святейший Патриарх Тихон, стала духовной наставницей Виталия после отца Феодосия. На второй же день знакомства, на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, Виталий был одет в подрясник, который носил в сумочке и скрывал даже от матери. Но сердце родительницы взволновалось изменениями в сыне, и она вскоре тоже перешагнула порог дома матушки Евдокии.
- Утешься,- услышала она входя,- хоть и скорбная жизнь у тебя будет, но закончишь ты её монахиней и остаток дней проведёшь в славе, не в мирской, а духовной.
Словам этим суждено сбыться, Вера Болотова (Нарышкина) стала схиигуменьей Марией. По её стопам монашества пошла и дочь, ставшая схиигуменией Серафимой.
Вскоре второклассника Виталия Болотова ждало новое испытание. Проверяющий, приехавший в школу, учинил ему допрос, показывая на портрет Ленина:
- Кто это? Скажи, что это твой дедушка.
- Моего дедушку в 27-ом расстреляли - он был губернатором Екатеринодара.
- Скажи, что отец!
- Мой отец на фронте.
- Тогда друг, ведь он друг всех детей,- начал выходить из себя проверяющий.
- Нет,- твёрдо ответил исповедник,- у меня друзья Николай Чудотворец да Георгий Победоносец. Он для меня никто. Это ваш бог.
От тюрьмы его спас возраст, но со школы исключили.
- Ну, дурачок, что же ты теперь делать будешь? - спросил наутро директор школы, который и организовал допрос, - Ты теперь пропадёшь и с голоду помрёшь!
Виталий достал из кармана Псалтырьку и сказал, что она прокормит его. Вот помрёт   у директора сын, а он помолиться за него придёт. Так и случилось вскорости. Другой сосед всё старался сорвать с Виталия нательный крестик.
- Сейчас твоя власть надо мной, а в 46-ом тебя судить будут, объявят врагом народа за то, что ты русских воинов предавать будешь гитлеровцам.
Спустя шесть лет он, действительно, был арестован, предан суду и казнён. Тело предателя полтора месяца висело на обозрение всему Краснодару.
В четырнадцать лет он был тайно пострижен в монахи с именем Вифоний Владыкой Антонием (Романовским). Закончил фельдшерские курсы. В 50-ом пережил первый расстрел - сосед, работавший в сельсовете, получил приказ добиться от него отречения от веры. Не добился, прицелился из винтовки. Пуля, отрикошетив от нательного крестика Вифония, отстрелила безбожнику указательный палец. Следующий расстрел последовал через восемь лет в Почаеве. На этот раз пулю остановило мамино карманное Евангелие в кожаном переплёте. А через три дня стрелявший, начальник местного КГБ, был застрелен охотниками. Что сказать? Воистину верно, что точны весы высшего суда и он, бывает, не замедлится. Призыв ещё одной грешной души на суд Божий был признан несчастным случаем.
Затем была служба в Глинской пустыни, где его называли Зёрнышком. Всходило оно под сенью здешних старцев, одновременно учась в Ставропольской семинарии. Когда на Глинскую опустился кулак сатанинской безбожной злобы, переселился в Почаевскую Лавру, где инок Вифоний был пострижен в мантию с именем Власий и вскоре рукоположен в сан иеродиакона. Последовали новые вызовы с требованием отречься от веры и доносить на братию. Затем изощрённые пытки. В металлическом бассейне, стоящем во дворе НКВД Кременца, его при 35-ти градусном морозе продержали в ледяной воде более суток. Выжил, хотя для мучителей это было чудом.
Затем последовал новый отеческий кров в Воронеже, Задонске, Ожоге, Бурдино. К этому времени отец Власий был пострижен в великую схиму с наречением имени Макарий. Всюду он, израненный и искалеченный богоборческими застенками, оставлял добрую память, строил, облагораживал и расписывал храмы, сам шил одежду и церковные облачения, готовил еду. И опять очередной донос, что приход в Бурдино - тайный монастырь. И опять уходил, лишь поклонившись своему детищу, таким, каким и пришёл, не жалея о вложенных трудах, которые до сего дня утешают взоры верующих. Очередной раз становился нищим и бездомным, скитающимся по вокзалам и паркам.
Опального иеромонаха приютил Винницкий архиепископ Агафангел (Саввин). После Чернобыльских событий лечился в России и определил для себя путь возрождения Оптиной Пустыни. Купил полусгнивший, развалившийся дом. "Пришло время являть миру мощи старцев Оптинских",- отвечал в простоте любопытствующим. Многие крутили пальцем у виска. В возрождение Оптиной никто не верил. Страшное зрелище представляла она в то время. На её землях размещалось профтехучилище. Могилы старцев затаптывались промазученными сапогами. Казанский собор был превращен в ангар для тракторов, в Введенском соборе размещался кинозал. Но в ветхий домишко, куда перебрался отец Макарий из Винницкого кафедрального собора, подтягивались матушки-молитвенницы, верные и преданные ему ещё с бурдинских времён, и сладким нектаром, благоуханным фимиамом потекли к Небесам монашеские молитвы.
 

(Окончание. Начало на 9-й странице)
 
Вскоре, а именно 17 ноября 1987 года Патриархия получает указ правительства о передаче Оптиной Пустыни Церкви. Ещё через год, к удивлению многих, стали подтверждаться пророческие слова отца Макария - Святейший Патриарх Пимен благословил явить Православному миру мощи преподобного Амвросия Оптинского.
Ещё при жизни старца Амвросия двое блаженных предсказали, что на его месте будет старец Иосиф. Смысл предсказания доселе никто не понимал. Теперь же, когда монахи стали копать безымянную могилу, отец Макарий утверждал, что в ней лежат мощи старца Иосифа, а не Амвросия, который упокоен в другом месте. Но тогда победило упрямство, а не разум. И под именем Амвросия миру были явлены мощи отца Иосифа. Только через одиннадцать (!) лет, как ни горько, признали правоту отца Макария. А легко ли было простить ему вскрывшуюся истину? Конечно, нет. Схимник не раз уже проявлял самую главную свою черту - быть на виду не у людей и властей, а у Бога.
Сбывалось пророчество его духовной матери мичуринской схимонахини Серафимы (Белоусовой), о которой было предыдущее повествование:
- Если будет в Оптиной отец родной, то будешь там жить, а будет отчим - из окна Оптину будешь видеть, а в неё не войдёшь. Глазам будет близко, а ногам ходить - склизко.
За горькое и неудобоприятное лекарство изобличений отец Макарий, святой воин и радетель за возрождение Оптиной, стал ей неугоден и к концу 1989 года вынужден был её покинуть. Напоследок предсказал своему послушнику отцу Василию (Рослякову) скорую мученическую кончину. Через три года всколыхнёт весь православный род России страшное пасхальное убийство.
С тех пор духовные чада отца Макария ездили к нему в Нижние Прыски, получали от него благословение посетить Оптину. Но издевательства не прошли даром - несколько инсультов, гипертония, сахарный диабет, вырезанное лёгкое, пробитые гвоздями ноги, пробитый во многих местах череп, вырванные волосы, выбитые рукояткой пистолета зубы, выкрученные до разрывов сухожилий руки, ломанные пальцы рук и рёбра, в которые сапогами втаптывали металлический крест... Это далеко не полный перечень телесных недугов, которые привели его к преждевременной кончине 26 дня мая 2001 года. Он знал в точности эту дату и чадам своим говорил не раз: "В мае все ко мне приедете". Похоронили его, как он и завещал, под простым, без надписи крестом, между матерью схиигуменией Марией и сестрой схиигуменией Серафимой. В Нижние Прыски по его предсказанию собрались сотни духовных лиц, тысячи мирян и монашествующих, но ни одного архиерея...
Вскоре исполнилось его предсмертное пророчество: "Мне ТАМ молиться будет некогда, я всё по чадам буду бегать, помогать им. Так я к себе двух возьму - пусть молятся". На праздник иконы Божьей матери "Знамение" в автомобильной катастрофе погибли его келейник отец Антоний и одна из преданнейших его духовных дочерей - монахиня Николая.
За сорокалетний монашеский подвиг из под его "крыла" вышли 26 архиереев. Известны случаи, когда отцу Макарию самому предлагали архиерейство, на что он с улыбкой отвечал: "Куда мне! Я уж лучше буду маленькой фиалкой, чем большим лопухом!" Это качество - быть незаметной благоухающей фиалкой, а не красующимся у всех на виду, но бесполезным сорным лопухом, пронёс он через всю свою мятежную жизнь.
 
 
Автор: 
Любовь СКОРОБОГАТЬКО
Читайте также:
Наверх