«Наша земля для врага – не тёплая печка…»

« Народная трибуна »
11
от
Среда, 4 марта, 2015 (Весь день)
955
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/03/04/top68.ru-nasha-zemlya-dlya-vraga-ne-teplaya-pechka-51193.jpg?itok=op8oJxP9

Из воспоминаний героя Великой Отечественной войны Дмитрия Пароваткина

(Продолжение. Начало в № 7 от 11 февраля 2015 года)

О Львовской операции

«…Про эту операцию скажу коротко. Несмотря на отчаянное сопротивление врага, наши войска, в составе которых участвовала и бригада, освободили Львов. Кстати, бригаде за эту операцию было присвоено наименование Львовской. Далее события развивались так. Мне было приказано на больших скоростях следовать на Перемышль, чтобы огнём поддержать танки и пехоту. Но случилось непредвиденное. Когда бригада подошла к Перемышлю, ни танков, ни пехоты там не оказалось. Мы опередили их. Так что пришлось решение принимать, что называется, с ходу. Тем более что противник уже начал обстрел. Медлить было некогда, и я, развернув бригаду, приказал нак­рыть массированным огнём опорные пункты немцев. Грохот многих десятков орудий, меткие попадания так подействовали на врага, что он побежал из города, бросая боевую технику.
   Нечасто такое случается на войне, но в этот раз артиллерийская бригада без помощи пехоты и танков овладела Перемы­шлем. К моим боевым орденам прибавился ещё один - орден Суворова II степени.

Победные залпы
 
 Во второй половине апреля 1945 года несколько соединений 1-го Укра­инского фронта, в том числе и моя бригада, получили приказ форсированным маршем выйти на реку Эльба. Есте­ственно, бригада с тяжёлыми орудиями, которые буксировались гусеничными тягачами, отстали от колёсных машин. И это обстоятельство сыграло свою роль в последовавшем вскоре событии, от которого зависела жизнь немалого числа наших бойцов и командиров. Случилось это 18 апреля 1945-го.

На ночь бригада должна была остановиться рядом со штабом корпуса и артиллерийской дивизии. Но противник, ставивший на пути следования сильные заслоны, несколько раз сумел разведать расположение этих штабов и внезапно открыл по ним сильный артиллерийский и пулемётный огонь. Положение штабов оказалось бы катастрофическим, не будь на подходе моей бригады. Развернув орудия, мы подавили немецкий заслон, спасли от разгрома наши штабы. Было захвачено десять бронетранспортёров и столько же орудий.

Но не только по этой причине у меня особо остался в памяти тот бой. Памятен он горькими утратами. Война, это мы все понимали, шла к близкому концу. Пожалуй, было особенно жалко терять боевых побратимов: солдат, офицеров. В этот день мы лишились замечательного человека - командира полка Анисимова.

  Было это так. Когда бригада подходила к расположению наших штабов, фашисты открыли огонь по появившимся первым батареям. Я вызвал к себе Анисимова и поставил ему на карте задачу - открыть артиллерийский огонь по немцам. В это время и рванул недалеко немецкий снаряд. Засвистели осколки, мне порвало в нескольких местах одежду, а Ани­симову снесло полголовы. Никакие врачи ничем уже не могли ему помочь.
 
День Победы я встретил под Дрезденом, а окончили мы Великую Отечественную - под Прагой.
Запомнился мне на всю жизнь и один уже послевоенный день. После окончания боёв бригада разместилась в 30 километрах от столицы Чехо­словакии. И в один воскресный день в наш лагерь приехали сотни чехословацких женщин с подарками для солдат. Очень трогательной и радостной была эта встреча. Тогда мы ещё раз глубоко почувствовали ту великую миссию, которую с честью выполнила наша Совет­ская Армия, в жесткой борьбе сокрушившая германский фашизм, освободившая народы Европы от ненавистной фашистской чумы…»

Продолжение – в следующих номерах газеты…

Автор: 
Подготовила Валентина Шишкина (по материалам районного историко-краеведческого музея)
Читайте также:
Наверх