Настоящая война в мирное время

« Жердевские новости »
8
от
Среда, 18 февраля, 2015 (Весь день)
1454
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/02/18/top68.ru-nastoyashchaya-voina-v-mirnoe-vremya-50858.gif?itok=_Hghz7k5
Каждый раз, когда я брался написать об армейской службе моего отца, что-то меня останавливало. Это "что-то"  называлось братством. Так считал мой отец, так думаю и я, так говорят коллеги по работе, когда речь заходит об украинском народе.

В советское время не принято было писать о войнах, происходящих внутри страны. А именно так нужно назвать борьбу с бандеровскими формированиями на территории Западной Украины с 1941 года по 1955 год. К сожалению, в составе украинского народа оказались те, кто люто ненавидит Россию, «москалей», как они говорят, и все русское. Сегодня надо прямо сказать, что, несмотря на то, что в 1955 году официально было признано о ликвидации националистических банд на Украине, в западной части Незалежной спряталось нутро бандеровской идеологии и ненависти к России. Ждало удобного момента. И дождалось! Трое предателей: Ельцин, Кравчук, Шушкевич совершили государственный переворот  и при помощи бездействия и потворства Горбачева развалили мощнейшее государство на планете, обеспечивающее мир на ней. И вылезли из всех щелей недобитые бандеровцы, их дети. То, что стало происходить и происходит в эти дни на Украине, иначе как фашизмом не назовешь. Изверги они  и палачи рода человеческого! Люди, хлебнувшие годы гитлеровской оккупации, отмечают, что даже фашисты уступают жестокости, изуверским убийствам майдановским молодчикам и распоясовшимся силовикам Украины. Но фашисты воевали с врагом, с другой нацией. А здесь брат убивает брата, славянин оставляет калекой и без крова  славянина. Только вчера они были одной семьей. Но завелись паршивые овцы, и всех и все испоганили. Где вы,  красивые дома, театры, больницы, школы, детсады в Донецкой и Луганской областях? Где ты, цветущая Украина?  Нет теперь такого государства. На ее обломках – развалины, трупы, голод и холод…
 

Я отваживаюсь написать немного об армейской службе отца с 1949 года по 1955 год на Западной Украине, о его суждениях, наблюдениях. В основу моего рассказа легли его  воспоминания.
Отец отмечал, что в основном люди на Западной Украине  трудолюбивые, голосистые и певучие. Дома их чисты и ухожены. Женщины очень красивы, настороженно приветливы. Чувствовалось какое-то румынское и польское присутствие в отдельных словах, манерах, действиях. Встречают с улыбкой, но кто-то в спину шипит: «москали, понаехали!».  Вечером  в одиночку  в увольнение  и дальше чем в радиусе от казармы ходить запрещено. Заводить какие-то компании не рекомендуется. Проигнорировав это, двое солдат поплатились жизнью. Наутро их нашли с перерезанным рыболовной леской горлом. Так встретил новобранцев трагический день 1949 года. Он будет не одним таким днем в полку специального назначения МГБ СССР. Дислоцировались части в городах Ровно и Костополе, и других населенных пунктах. С Жердевского района были призваны шесть человек, двое из которых с с. Ивановка. Это мой отец и дядя Саша Опритов. Дядю Сашу назначили шофером бати, как называли командира полка.

Нелегкая была его служба! Командир Коршунов, офицер, прошедший войну, был смел, решителен, требователен. Среди ночи проверял роты, поднимал по тревоге. Мотались из одного города в другой, из одного села  в другое. Понимал командир: если пожалеешь солдат сегодня, придется жалеть их матерей завтра. В то время  там даже  председатели колхозов, секретари райкомов партии, активисты спали с автоматами, под охраной собак. И всё равно не уберегались! Злодейская пуля бандита из - за угла и в окно настигала кого-то из них. Как то на работе я разговорился с бригадиром Д.П. Семенковым. Зашел разговор о наших отцах. Оказалось, что у Дмитрия Парфеновича отец был секретарем горкома партии в одном из городков Латвии. В семье детей было семеро. Так вот, днем как-то выходили на улицу, а вечером – забьются и дрожат. И ночи не проходило, чтобы что-то не случалось. Отцу Дмитрия Парфеновича повезло – выжил. Другим  жизнь не предоставила такой шанс. В тех местах люто орудовали «зелёные братья».
 

Как я упомянул, отец попал в стрелковую роту спецназначения МГБ. Дисциплина в роте была жесткая. Малейший незначительный случай дедовщины пресекался вплоть до военного трибунала. Каждый день учеба, каждый день практическая подготовка. Стрелковым оружием пользовались с закрытыми глазами: на шум, на шорох. Изучали приёмы рукопашного боя, учились владеть ножом. Особое внимание уделялось повышению политического уровня: проводились политинформации и политучеба, встречи с ветеранами войны и МГБ СССР. Офицеры и ветераны войны выступали на встречах с молодежью колхозов и заводов. Работа была направлена на то, чтобы среди молодёжи и старшего поколения украинского населения царили дружба и любовь к своему государству – СССР. Партия и государство направляло в эти регионы и на всю Украину огромные средства. Строились заводы и фабрики, росли совхозы и колхозы. Неслучайно в СССР богатой республикой по праву считалась Украинская. Но это не давало покоя потомкам и наймитам Степана Бандеры. Убивали, насиловали, сжигали дома с живыми людьми! Во время войны бандеровцами была подготовлена сеть тайников, подземных ходов, бункеров. После войны это им очень пригодилось.

Помогала связь с внешним миром: в каждом селе были близкие родственники, родные, товарищи. При поступлении информации о появлении банды рота поднималась «в ружьё». Прибывала к месту предполагаемого нахождения банды. Но нередко там никого не оказывалось. По каким-то мыслимым и немыслимым сигналам бандиты оповещались о выезде чекистов. Приходилось прочёсывать местность. Налетали на засаду. Раздавались выстрелы. Кого- то ранило, бывало, что и убивало. Начиналась изнурительная погоня за отступающими бандитами. А те как сквозь землю проваливались. Так и было. Через замаскированные  под мох, траву люки бандиты уходили в подземные ходы. Но не всем  это удавалось. Снаружи оставались те, кто сдался или был  убит.
 

Спрашиваю у отца: «Ну за что они боролись, что за идеологию проповедовали?». Отец возмущенно отвечал: «Нет никакой идеологии! Кричат: «Геть, москали!», а сами своих украинцев режут, насилуют. Думаешь, это только в фильмах показывают, как живот вспарывают и зерном засыпают? Насмотрелся я. Нелюди они! Родителей своих не жалеют, изверги! Осведомитель сообщил, что в хуторе банда. Окружили предполагаемый дом. Зашли в хату: командир роты, замполит, старшина и нас трое солдат. В комнате находилась красивая, черноволосая, с косой, в расписной блузке девушка 30 лет. На кровати лежал больной старик, как выяснилось по документам, отец дивчины. Командир объяснил, что идет амнистия, и просит сдаться бандитам, находившимся в хате. На что девушка ответила, что таковых у них не было и нет. Стоявшие на улице наши солдаты проверили подворье, находившиеся в сенях – чердак дома. Доложили командиру роты о результатах осмотра. Тот с замполитом сели за стол, и последний стал оформлять протокол обыска. Писавший замполит бросил взгляд на лежавшего молча старика  и замер… Из-под матраса торчали два ствола автоматов. Раздалась очередь. Замполит, прикрывая командира, упал, сраженный пулями. Все произошло неожиданно и быстро. В ответ застрочили наши автоматы. Мы вытащили убитого замполита и раненного командира. Бой длился два часа.

Бандиты подожгли ещё десять домов, чтобы под завесы дыма уйти в лес. Воспользоваться земляным ходом они не смогли. Брошенная нашим солдатом граната не долетела до дома, а упала недалеко от него. Раздавшийся взрыв разрушил свод подземного входа и завалил лаз. Когда мы потом зашли в дом, то увидели страшную картину. Старик сгорел заживо, девушка лежала на полу, запрокинув красивое лицо и уткнувшись в чудом сохранившиеся черные волосы. Её белоснежные пальцы рук крепко сжимали немецкий автомат. Стоявший рядом старшина-сверхсрочник произнес: «Эх, дочка, за что ты свою красивую молодость сгубила и отца не пожалела!». Не простая это была дочка, а матерый агент УПА с десятилетним стажем подпольной войны, прошедшая обучение в специальной диверсионной школе!».
 

 Отец замолчал, затянулся сигаретой и через три минуты наконец-то выдавил: «Представляешь, Колька, я только потом понял, что на волоске от смерти был, когда увидел несколько дыр в шинели. В том тайнике под матрасом был погреб и в нем – шесть бандитов. Всех мы их положили. Не сберегли замполита и солдата, троих ранило». (От автора: прошу прощения пред памятью погибших, что не называю их фамилий, только по одной причине, что утерял записи, где эти фамилии были указаны).
 
Нахождение чекистов, милиции, армейских частей НКВД обеспечивало постепенную мирную жизнь в регионах Западной Украины. Совершившие незначительные преступления перед законом бандеровцы выходили из леса и сдавались. Проводимая  чекистами, активистами, родными и близкими  агитация  способствовала этому. Но матерые волки не сдавались, продолжали сеять смерть. «Были среди них диверсанты с высокой степенью подготовки. За одним таким мы двадцать километров шли. Наступали на пятки, но никак не могли настичь. Оказался легкоатлет в высоких чинах,  ОУН. Великолепно владел приемами рукопашного боя. Нам пришлось немало повозиться, прежде чем выполнить приказ взять  его живым. Взять- то его мы взяли, но он раздавил ампулу с ядом. Как выяснилось, смертной казни за свои преступления  ему было не миновать. Так что, фанатики-бандеровцы были люди подготовленные, с образованием.

А вербовку и подготовку проходили в одной из европейских стран. Однажды наши офицеры допрашивали  и «полковника» УПА. С насмешкой тот смотрел, высокомерно отвечал. С русского переходил на польский язык, с польского на немецкий. Считала эта мразь советских офицеров безграмотной чернью. Но с его лица быстро сползла самодовольная ухмылка, когда наш молодой лейтенант устроил ему тираду на нескольких иностранных языках и предупредил, что тому светит расстрел. Потом офицеры покинули помещение, оставив меня на время одного с допрашиваемым бандеровцем. Тот  начал оскорблять меня, Советский Союз, обзывать «москалем», предлагать деньги в обмен на побег. Увидев, что его слова не действуют, накинулся на меня. Но я уже имел опыт. Не растерялся  и огрел его прикладом автомата ППШ. На шум прибежали наши офицеры и потом благодарили меня за находчивость. Ведь могло кончиться и плачевно. И убить меня мог, и уйти. Подготовка у них была на высоте! Они ведь против нас тоже проводили операции.
 

Так, в одну ночь, в  наши роты поступил сигнал о нахождении в лесу отряда бандеровцев.
Два друга, два командира рот, боясь, что бандиты уйдут, прибыли на место. Ни первый, ни второй не знали о нахождении другого. Разведку офицеры не выдвинули. С ходу вступили в бой. Банда тем временем ненадолго показалась им и ушла в темноте через ходы. Две роты устроили бой между собой. Перестрелку вели более часа. Пока не догадались, что ведут огонь по своим. 
Офицеры схватились за грудки, так как в обеих ротах были раненые. Ничего им не помогло: искреннее раскаяние, доказательство в невиновности. Этих офицеров посадили. За ранение и потерю солдата спрашивали в то время строго! А люди и офицеры они были хорошие. И все- таки тот отряд боевиков поплатился жизнью. В срочном порядке было создано несколько антидиверсионных групп из состава этих рот. Под видом бандеровцев мы уходили в лес, в свободный поиск. Нашли эту боёвку(отряд) и уничтожили на месте. В живых не оставили ни одного бандита».
 
Да сколько их было успешных и менее успешных операций, неудач! О них по радио и в газетах в то время особенно не говорили. Считалось, что в стране мирная жизнь. А для сослуживцев отца это была настоящая война. Когда открытый бой, ты видишь врага. А здесь: он днем тебе мило улыбается, а ночью стреляет по тебе, а ты и не знаешь, что это он. По данным КГБ УССР от 1990 года,  за период с 1944 по 1953 год в западных областях Украины жертвами «лесных братьев» стали 30 тысяч мирных жителей, в то время как военнослужащих, сотрудников милиции и госбезопасности погибло 20 тысяч.
 
Молодые люди с горячими глазами и сердцами верили своему государству, честно выполняли свой воинский долг, стоя на защите наружных и внутренних границ страны. И не было в их среде разделений и различий по признаку национальности.
 
Отец неоднократно рассказывал, что недалеко от их части находилось село Богданово, и все до единого носили фамилии Богданов и Богдановский. Предполагал, что корни нашей фамилии –  на Украине. Приводил примеры по нашему селу о выходцах с Украины. Тем самым подчеркивал, что мы генетически все  (русские, белорусы, украинцы)  кровью смешались и тысячелетиями зовемся и являемся славянами. Слава Богу, что отец не видит и не слышит, что сейчас происходит на Украине. Он бы переживал за Украину. Тогда еще говорил: «Случись что, столько мрази выползет, а оружие на Западной Украине после войны имеется. Люди здесь хорошие, трудолюбивые. Только разная сволочь мешает им мирно жить, мутит народ, особенно молодежь!». И, как видно, он оказался прав. Сегодняшним Порошенко, Турчинову, Яценюку надо напомнить слова Тараса  Бульбы: «Сынку, я тебе породил, я тебя и убью!». Россия родила Украину, сохранила её, создало государство Украинское. Сегодня вы отвернулись от России. Наступит день, и Россия отвернется от вас.  И тогда вы сами убьете себя!
 
Отец гордился, гордились им и мы, что он обеспечивал мирную жизнь на Украине. Государство оценило воинский долг моего отца. За военные подвиги в мирное время во имя спокойной жизни мирного населения на украинской земле  он был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. А в 2011 году страна возвела его в ранг ветерана Великой Отечественной  войны. И по праву! Жаль, что папа не дожил одиннадцать лет до этого дня. В феврале страна отмечает День защитника Отечества. В семье отца все сыновья и внуки служили. Трое из нас  – офицеры запаса. Как и отец, брат Серафим служил в спецназе,  только Военно-Морского Флота. Всех мне хочется поздравить с праздником. Но особенно  в память об отце  тех, кто с ним служил. Надеюсь, что кто-то из них живой. Дай Бог им здоровья, светлых воспоминаний. И низкий поклон тем, кто сложил голову за мирную жизнь на Украине. Слава советскому солдату!
 
 
Автор: 
Н. Богданов
Читайте также:
Наверх