Школа жизни моей

« Сельская новь »
33
от
Среда, 12 августа, 2015 (Весь день)
588

(Окончание. Начало в № 13, 26, 28)

 

НО ВОТ в первый год моей работы в школе, в пятом классе, где я была классным руководителем, в списках моих учащихся числился некий Лёня. Он долго не появлялся в школе в начале учебного года. Я была вынуждена выяснить причину его отсутствия. После уроков пошла к нему домой. Мальчик был дома вместе со своей мамой. Отца у него не было. Мать – доярка. Она рано утром уходила на работу, а мальчик спокойно спал себе дома на печке. А среди дня играл на улице с ребятишками. Мать пошумела, пошумела, жалуясь на свою горькую судьбу, но, в конце концов, пообещала, что Лёня будет ходить в школу. Прошло три дня, положение не изменилось. На четвёртый день я встала пораньше, чтобы до начала занятий успеть дойти до Лёниного дома, собрать его и привести в школу. Привела, а он удрал с уроков. Несколько дней я опять ходила за ним. Потом мы пришли за ним утром вместе с директором. Он стащил его с печки, одел, собрал ему книжки под мышку, всё это проделал так строго, что мальчишка испугался. Но испуг был не долог, к концу уроков Лёня снова улизнул из школы. Сколько мучений испытала я с этим сорванцом, и всё понапрасну. Его оставили на второй год. И досталось бегать за ним другой учительнице. 

Восемь классов он так и не закончил. В 16 лет пошел работать на колхозную ферму, увлёкся алкоголем. В 18 лет отморозил ноги, стал безногим инвалидом. Жизнь его прошла в угаре и была недолгой. Умер он, точно не помню, то ли в 23, то ли в 24 года.

Хотя после войны прошло уже более пятнадцати лет, многие жители нашего села жили бедно. Но, тем не менее, детей рожали помногу. Одеть, обуть их порой не могли, а потому дети переставали посещать школу в конце осени, зимой, а иногда и весь год не ходили. Государство заботилось о детях из многодетных семей. Школе выделялись деньги из так называемого фонда Всеобуча. Но деньги эти были не велики, на всех не хватало. 

В связи с этим вспомнился мне разговор с отцом шестерых детей. У меня в пятом классе училась его дочь Маня. Она часто пропускала уроки. Пошла к родителям. Они попросили помощи для покупки обуви и одежды. Поскольку деньги из фонда Всеобуча распределял директор, я предложила обратиться к нему. На следующий день отец пришёл к директору. Он решил сразу взять быка за рога и стал перечислять: «Ваньке – пальтишко, Маньке – валенки и сапожки резиновые, Вовке – шапку зимнюю» и так далее.

Владислав Борисович объясняет ему, что это очень много, ведь у нас есть ещё и другие нуждающиеся семьи, а денег нам выделяют уж не так и много. И тут вдруг, Владислав Борисович спросил у него: «А зачем же вы всё рожаете и рожаете, чуть ли не каждый год, если знаете что не можете своих детей накормить, обуть, одеть?»

– Да это Вы грамотные, культурные. У Вас электричество, Вы вон допоздна читаете книги, газеты. А у нас впотьмах одна занятия – детей строгать.

Так обескуражил, что и сказать нечего. Помогли, конечно. Но купили далеко не всё, что он просил.

Много приходилось работать с родителями: посещать на дому, проводить родительские собрания, руководить классным родительским комитетом. Объём работы обширный. А ведь ещё и воспитательная работа с учащимися, за которую я как классный руководитель получала кое-какие деньги. Классные математические часы, помощь пионервожатой в организации сбора макулатуры, металлолома; подготовка праздничных мероприятий.

Много времени уделялось художественной самодеятельности. Каждый год в районе проводились смотры художественной самодеятельности школ района. В них непременно принимал участие школьный хор, куда привлекались все более или менее поющие. Солисты, чтецы, танцоры. Моей обязанностью было проследить, чтобы дети не забыли прийти на репетицию хора, или какого-нибудь другого вида сценического искусства. И к этому вопросу педагогический коллектив относился очень серьёзно. Наша школа была постоянным победителем смотра.

УЧИТЕЛЬСКИЕ коллективы тоже ежегодно готовили концерты художественной самодеятельности. Среди наших учителей было много талантов. Одних солистов было пять человек, трое чтецов – прекрасных мастеров художественного слова, а в хоре пели все учителя, за исключением тех, кому медведь на ухо наступил. Были, конечно же, и танцоры. Особенно талантливой среди них была Валентина Петровна Соболева, учительница русского языка. Как же она исполняла цыганский танец «Пролётка»! В конце своего номера она с шиком сбрасывала туфлю, что добавляло в её танец колорита. И однажды эта её туфелька (у неё была маленькая ножка) улетела в публику, сидевшую в первом ряду, и попала прямо в руки секретарю райкома партии. Мы все как-то свели всё к тихому смеху. Николай Кириллович, так звали секретаря, отреагировал как-то непонятно. А Валентине Петровне с перепугу сделалось плохо. Пришлось брызгать на неё водой и отпаивать валерьянкой.

Концерты наши проходили в Доме культуры при полном аншлаге, смотреть их любили все знаменцы. Наш коллектив всегда выступал отлично. А однажды нас, как победителей, даже послали на областной смотр. Мы стали победителями и там и получили премию. Не помню, насколько она была велика, но нам хватило денег на то, чтобы хорошо пообедать в ресторане.

После концерта мы, прямо сказать, ввалились в ресторан «Центральный» (теперь его нет), что в центре города на Ленинской площади. Нам разрешили сдвинуть столы. И вот за этим большим столом мы праздновали победу: пили, ели и гуляли, как говорят в народе, а потом запели наши хоровые песни. И тут случилось чудо. Недалеко в уголочке незаметно сидел один посетитель. Как оказалось, это был Василий Лановой, популярный артист кино.

Он подошёл к нам. Стал интересоваться, кто мы и откуда. Мы его, конечно же, узнали, попросили сесть за наш стол, рассказали о себе. Он был очень скромен, от угощения отказался, сославшись на то, что он уже отобедал. Пожелал нам дальнейших успехов и ушёл.

С 1971 года меня назначили заместителем директора школы, завучем, так тогда называлась эта должность. Обязанности завуча незавидные: распределение нагрузки учителей, контроль, о котором я писала выше, работа над расписанием. Надо уметь подстроиться под каждого учителя, чтобы нагрузка была равномерной, а расписание удобным. Одна морока, короче говоря.

Кроме того, ещё и общественные поручения. Раз в неделю политзанятия, к которым надо было готовиться. Какие только поручения не довелось мне выполнять: руководитель районного методического объединения учителей математики и физики, секретарь комсомольской организации школы, лектор, агитатор, пропагандист. 

Условия работы оставляли желать лучшего: классы были переполнены – до сорока пяти учащихся. Работала школа в две смены, да ещё и третья – вечерняя школа. Подала заявление об освобождении от должности завуча. Но пришлось проститься и со школой. Часов математики на мою долю осталось всего десять. Ушла. Рассталась с родной своей школой, о чём долго сожалела, ведь школу свою я до сего времени люблю. И помню её такой, какая она была при мне. 

В общей сложности я посвятила педагогической работе 43 года своей жизни, являюсь ветераном педагогического труда. Были на моём пути успехи, были и ошибки, но в целом стыдиться нечего. Подтверждением тому – Грамота Министерства образования и профсоюза работников просвещения и медаль «За доблестный труд».

Я как-то села и подсчитала – все мои родственники, в качестве учеников и педагогов провели в стенах Знаменской школы более 150 лет. Здесь учились мы, семеро братьев и сестёр, учились некоторые из наших детей, работали учителями наша тётя, я, две моих сестры и брат. Поэтому школа для всего нашего рода – это не просто колыбель, а нечто гораздо большее, а потому неизъяснимо дорогое.

Теперь Знаменская средняя общеобразовательная школа находится в новом типовом здании, оснащённом светом, газовым отоплением, водой. Иногда я бываю там, завидую учителям, которые работают в новых условиях, с хорошо оборудованными лабораториями, компьютерами, интерактивными досками. И в то же время скучаю по своей, прежней школе, где учили по старинке, не прыгая с темы на тему, а основательно усваивая каждую из них. Где писали полноценные сочинения, основанные на собственных размышлениях, а не безликие эссе, состоящие из общих фраз. Где было много житейской мудрости и простоты, превращавших школу в настоящую школу жизни.

 

Автор: 
Надежда ЗОРИНА
Читайте также:
Наверх