Судьбы цветное полотно

« Голос хлебороба »
11
от
Среда, 11 марта, 2015 (Весь день)
2702
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2015/03/11/top68.ru-sudby-tsvetnoe-polotno-51585.jpg?itok=wV6aDsqy

Семейные традиции – это то, что переходит в семье от одного поколения к другому, что объединяет всех членов семьи, делает ее настоящей крепостью. Семейное фото, пожалуй, одна из основных реликвий и ценностей на все времена. Каждый снимок – поистине уникальная вещь, за ним чья-то жизнь и судьба.

Такие бесценные снимки хранятся и в семейном архиве Зинаиды Алексеевны Плаховой. Они разными путями попали к ней. На одной из фотографий, сделанной в 1917 г. до Октябрьской революции, запечатлён её прадед Видяпин Яков Иванович вместе со снохой Александрой (её бабушкой) и внуками Семёном, Михаилом, Марфой и младшей Евдокией - её мамой, родившейся перед самым началом первой мировой войны 24 июля 1914 г.

В большой семье

Жили тогда под одной крышей по несколько поколений. Так было заведено и у Видяпиных в Ильинке. Дом был большой, кирпичный, поэтому всем находилось место и дело. В семье Якова Ивановича было пять сыновей - Иван, Никифор, Евдоким, Кирилл, Николай и дочь Прасковья. С глубокой осени, когда ложился снег, дед уезжал на санях на заработки. Помощницей в этом ему служила швейная ножная машинка. Его не было до самой весны.

Возвращение деда становилось незабываемым событием. Заслышав голосистый колокольчик, висевший на дуге у лошади, детвора спешила за околицу ему навстречу. Яков Иванович возвращался с большим количеством гостинцев, среди них запомнилась огромная снизка калачей. В числе нужных и полезных вещей обязательно было мыло, которое выдавалось по куску на каждого члена семейства. Со всеми домочадцами Яков Иванович был одинаково строг, никого из снох не выделял. Все привезенное в семье Видяпиных делилось поровну.

У каждого были свои обязанности, а в большой семье, как известно, дел невпроворот.  Один топит печь, другой чистит картошку, третий готовит, четвёртый ходит за скотиной… Тут не до ссор и обид, только успевай, поворачивайся. Интересен и примечателен быт того времени. Так, например, местом для купания была печь. Её хорошо протапливали, потом выгребали золу, изнутри мыли, стелили солому и только тогда парились и мылись в ней. Туда же клали и одежду, чтобы избавиться от паразитов. В зимние дни местом игр детей становились подоконники, где они раскладывали какие-то ленточки, тряпочки. Оттаивали глазки в стекле и через них смотрели на улицу.

Фото для отца

На фотографии вместе со своей семьей нет Евдокима Яковлевича. Он на тот момент,  будучи призванным на войну, оказался в плену у немцев. Там был в работниках (ухаживал за скотом) и даже прислал о себе весточку. Письмо было написано с чьей-то помощью, в котором просил прислать фотографию семьи. Вот по этому поводу она была сделана и отправлена отцу в Германию. Там, вставленная в окошко, она служила напоминанием о близких. Внешний вид как взрослых, так и детей говорит о том, что семья была крепкая, не бедная. … На девочках нарядные платья и чепчики на манер одежды дворян. А посоветовать и помочь сшить такие наряды детям могла мать Александры, работавшая в доме Боратынских, живших в Ильинке. Да и сам факт выезда семьи из села, чтобы сфотографироваться, служит доказательством зажиточности семейства.

После заключения мира, в 1918 году, Евдоким Яковлевич вернулся из плена домой. В его речи проскальзывали немецкие слова и выражения. В семье появились еще дети: Валентина и Мария.

Другой из братьев - Кирилл Яковлевич - получил хорошее образование. Работал и жил в Сибири в Красноярске. По воспоминаниям, приезжал в гости в родные края на машине. В 1937 г. сведения о нем теряются, возможно, был репрессирован.

Сестра Прасковья Яковлевна вышла замуж за военного. Местом жительства их семьи был Львов.

С историей в обнимку

Время вносило свои коррективы в жизнь целой страны, а ее события так или иначе отражались в судьбах каждого члена большой семьи Видяпиных в отдельности. У маленькой Евдокии однажды случилась встреча с участниками антоновского мятежа. Уйдя на улицу от дома в Кутыровке, она столкнулась с всадниками и бродила меж коней. Те же, боясь как бы не покалечить девочку, попросили кого-то отвести её домой. В память врезалась, что вместо сёдел у конников были привязаны подушки.

Подрастали и взрослели дети. Марфа вышла замуж за ольховского парня Сергея Шароватова и уехала жить в Москву. С началом Великой Отечественной войны они возвращались в Ильинку. Сергей после контузии приходил в отпуск, а позже погиб.

Сообразительной Евдокии очень нравилось ходить в школу, хотя, часто учение прерывалось и ее всю в слезах забирали домой, чтобы нянчить младших сестёр. Повзрослев, она приглянулась Алексею Булгакову, славившемуся своим бойким нравом. Отец противился их симпатии друг к другу и даже отправил дочь к родне в Мичуринск. Однако и расстояние не помогло. Так в 18 лет и выдал Дуняшу замуж. В семье в 30-х годах родились старшие дети Зина (умерла в младенчестве), Саша, Валя.

Глава семьи Алексей был знаком с грамотой, чему обязан управляющему Боратынских -Михаилу Андреевичу,  срочную в течение 3 лет служил в кавалерии. Одно известное историческое событие вклинилось в его судьбу. 1 декабря 1934 г. в Ленинграде произошло убийство видного политического деятеля тех лет С.М.Кирова. При встрече правительственного поезда, доставившего гроб с телом Кирова в Москву, А.Булгаков стоял в оцеплении и был свидетелем и участником этих мероприятий.

Война…

Не прошли мимо мужчин семьи Видяпиных-Булгаковых и суровые годы войны 1941-1945 гг. Судьбу своего отца Евдокима Яковлевича повторил Семен Видяпин, попав в плен. Несколько раз пытался бежать, но безуспешно. За это подвергался жестокому наказанию и избиению. Однажды после неудачной попытки чуть живой слышит: «Николай, открой глаза». Он решил, что это какая-то провокация, и вдруг: «Ты помнишь, как мы в Сергиевку на лошадях ездили». В сознании промелькнули знакомые места, названия. Над ним в белом халате склонился сын управляющего из имения в Ильинке. Вот так встреча. В ответ: «Я не Николай, я – Семён». Позже односельчанин помог ему с побегом вместе с другими пленными, указав направление в сторону Венгрии. При расставании Семён звал своего спасителя бежать вместе. На что тот ответил: «Я нужен Родине тут».

Вырвавшись из плена, до прихода наших они еще продолжительное время прятались и отсиживались в яме на кукурузном поле, где их укрывали и, как могли, подкармливали местные венгры. Домой Семён вернулся измождённым и очень худым, весом всего 28 килограммов.

Не миновал фронта и Алексей Булгаков. Его призвали в июле. Был и телефонистом, и шофёром. Две недели просидел в Пинских болотах. Среди его наград медаль «За боевые заслуги». В приказе № 088/н от 21 июля 1944 г. написано: «От имени президиума  Верховного Совета  Союза ССР наградить медалью «За боевые заслуги» лабораториста парковой батареи Гвардии сержанта Булгакова Алексей Петровича за то, что он показал себя честным, трудолюбивым, не знающим усталости бойцом. Принимает  самое активное участие в погрузке, разгрузке и перевозке боеприпасов. Своей честностью и трудолюбием служит примером для других гвардейцев.

1912 года рождения, русский, член ВКП(б). Призван Умётским в РККА Умётским РВК Тамбовской обл. Ранее не награждён, ранений не имеет».

После Победы его путь лежал в другую сторону - на восток, где продолжалась война с Японией. Проезжал мимо через станцию Умёт. Просился у командира повидаться с родными. На что получил категорический отказ, иначе его сочли бы дезертиром. Видел красоты Байкала. На одной из станций отправился за кипятком и увидел, как молодые бойцы закружили цыганку и не хотели выпускать. Он в свои 33 года, считаясь зрелым и авторитетным, отогнал от нее развеселившихся солдат. Цыганка как бы в знак благодарности нагадала ему вернуться здоровым, дожить до 70 лет и счастья в детях, которых будет четверо.

Дорога и дальний путь, разгрузка сильно утомили. А времени на отдых нет, дальше через Хинган по территории Китая. Сидя за баранкой машины, он вдруг увидел впереди свою мать Анну и резко затормозил. Очнувшись, выскочил из кабины. Никого нет, а машина остановилась на краю пропасти.

Как цыганка нагадала

После окончания боевых действий Алексей Булгаков был направлен в Монголию, где учил местных жителей пахать землю. В 1946 году получил письмо от жены, в котором она настоятельно требовала его возвращения или они больше ни муж и жена. То ли командиры с пониманием отнеслись к его просьбе  домой, то ли положение дел позволяло, но он был демобилизован со службы. По пути домой в прозрачных водах Байкала увидел сундучок, не без посторонней помощи достал и привез его на память.

В 1947 году в семье Булгаковых родилась дочь, которую в память о первой дочке нарекли Зинаидой, в 1952-м – Татьяна. Алексей Петрович долго работал трактористом. Всё, как и нагадала цыганка, сбылось. Он умер в 1982 году, жена пережила его на 10 лет.
И это только малая часть истории их рода по линии матери.

* * *
Как ни грустно, но далеко не всякий может пересказать интересные и захватывающие истории, связанные с их семьей. Да что уж там, точно назвать по имени и отчеству своих ближайших родственников, прабабушек, прадедушек и то проблема. Время быстротечно… Стираются из памяти лица, имена, события. Теряются, стареют с годами и фотографии. Задумайтесь об этом и сделайте все возможное, пока еще не поздно, чтобы ваши дети, внуки знали свои корни, прошлое и передавали все по наследству и дальше…

Автор: 
Галина Исаева
Читайте также:
Наверх