Яко Феникс из пепла воскресший

« Согласие »
37
от
Четверг, 15 сентября, 2011 (Весь день)
3444
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/09/15/top68.ru-yako-feniks-iz-pepla-voskresshii-3798.jpg?itok=5jfAj9Jo

    Многие моршанцы еще с советских времен  помнят большую заброшенную и разрушающуюся пятикупольную церковь в центре крупного села Серповое. Когда автобусы везли шумных пионеров мимо этого оскверненного храма в лагерь "Вислый Бор", взоры детей приковывались именно к нему. Они спрашивали у воспитателей об этой церкви, а те, следуя большевистской идеологии, беспомощно говорили, что построили, мол, эту церковь темные люди, примитивно верившие в Высшие силы. Но теперь-де наука доказала, что человек - величайшее творение природы, хозяин своей судьбы… Вот и не нужны храмы никому, а потому, дескать, их и забросили. И дети наивно верили в это неуклюжее объяснение.
    А на прогнившей крыше, у алтарного выступа храма, шумела большая береза. На самом деле, это было не просто выросшее из занесенного ветром семечка дерево, а аллегорический символ всей нашей жизни: грубо попрано и разрушено все созданное великими предками, отсечена от жизни вся возделанная ими благодатная духовная почва, и попавшим на выжженную этим пожаром субстанцию семенам суждено не расти, а чахнуть. Корней пустить некуда…

Откуда пошло село
    Люди населяли эти места с глубокой древности. Первоначально, судя по всему, это была мордва. В двух километрах к востоку от современного села Серповое расположен небольшой курган, называвшийся у местных жителей "Воскресенским бугром", а в научную литературу вошедший с названием "Серповской могильник".
    Еще в 1890 году его упоминало в своих отчетах Тамбовская губернская ученая архивная комиссия, а в 1892 году некий А.А.Спицин провел его раскопки, выявив 37 погребений. Они находились в ямах с закругленными углами, останки лежали головой, в основном, на север, из чего было сделано заключение о принадлежности их к мордве-эрзи. В захоронениях обнаружили железные копья, медные и серебряные пряжки, гривны с подвесками в виде колец, а также пояс, украшенный двенадцатью византийскими монетами VII века по Рождестве Христовом.
    Однако основание села на противоположном берегу Цны, наверное,  не имеет отношения к мордве. Есть версия, что основали его казаки, устраивавшие свои станы по окраинам “Дикого поля”, недалеко от “Шацких ворот”. Невольным подтверждением "русскости" села служит его не менявшееся столетиями название с понятным значением, тогда как вокруг немало мордовских: Керша, Морша, Пичаево, Ракша и т.д. По местному поверью, название пошло от дугообразных излучин реки, напоминающих древнее сельхозорудие.
    Впервые Серповое упоминается в бортной книге 1623 года. Как отмечалось позднее, в писцовой книге 1676 года, жили здесь крестьяне и бобыли - обедневшие сельские и городские обыватели, платившие в казну облегченный налог.

О первом храме
    Время основания в селе первого храма точно не известно, но в XVII веке он уже существовал, имея престол Воскресения словущего.
    Скупые архивные строки не дают нам ответа, почему наши предки любили посвящать престолы небольших церковок в Моршанском уезде памяти Обновления св. храма Христа и Бога нашего Воскресения (иначе говоря, "Воскресению словущему"). Таковые были в ближних к Серповому селах Пеньки, Алкужи, Алкужинские Борки (до начала XX века), Мутасьево, Карели.
    Другой, новый, храм Воскресения был построен в Серповом в 1797 году на средства прихожан. Был он, судя по всему, небольшим. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии от 1911 года отмечает, что "Воскресенская церковь - старая, деревянная, обложена кирпичом, теплая" (то есть, имела отопление). О жителях говорится, что в селе на тот момент насчитывалось 550 дворов, в которых проживало 1873 мужчины и 1859 женщин.  Отмечалось, что основное занятие жителей - "выделывание телег, саней, тарантасов и отхожий промысел" - вербовка на вахтовые и сезонные работы в крупные города.
    О старой Воскресенской церкви известно немного. Даже то, каким был внешний вид храма, можно только предполагать. Из ее истории до нас дошел факт: в 1859 году поверенный от жителей Серпового крестьянин Роман Марин - человек, надо полагать, грамотный, деловой и богобоязненный, обратился в Тамбовскую Духовную Консисторию с прошением “дозволить внутри приходской церкви обить холстом, выкрасить и местами расписать, а снаружи оную окрасить на собранную для сего сумму с прихожан”.
 
Соборное величие
    В связи с большим приростом населения в 1909 году в Серповом построили новую, большую и просторную церковь,  с одним престолом, также освященную во имя Воскресения Словущего с храмовым праздником 13 сентября ст. стиля.
    Учрежден этот праздник был в 335 году по Рождестве Христовом в воспоминание обретения св. благоверной византийской царицей Еленой самого места, где принял свои крестные муки Господь. Вскоре после распятия враждебные иудеи постарались стереть его с лица земли, а языческие завоеватели устроили  здесь капище, совершив ошибку и отметив его местоположение для потомков. Проникнутая верой во Христа царица легко нашла святыню по тому самому капищу, а ее сын император Восточной и Западной Римской империи Константин Великий уже в 337 году сделал христианство официальной верой своей Вселенской империи.
    Есть основание полагать, что освящал храм архиепископ Тамбовский и Шацкий Кирилл (Смирнов) - ныне святой новомученник и небесный предстатель за свою грешную паству, убиенный безбожниками в годы религиозных гонений.
    Воскресенская церковь - та самая, что уцелела, к счастью, до нынешнего времени, была построена по проекту епархиального архитектора Владимира Ивановича Фреймана в византийском стиле. Храм отапливался от расположенного в подполье калорифера через проложенные сквозь стены воздуховоды. В 1911 году при храме действовало церковно-приходское попечительство, имелась церковно-приходская школа (да еще земская в селе), а сам он считался приписанным к старой церкви, местоположения которой ныне никто и показать не может.
    К сожалению, неизвестно, на какие средства был возведен такой прекрасный и большой храм соборного типа, достойный городской улицы. Монахиня  Михаила (Сидорина) показала как-то в центре Серповского погоста затерянную и заброшенную могилу. На ней от памятника остался  лишь бетонный постамент  с обломком основания креста. Из длинной размытой надписи удалось прочесть, что погребен здесь купец Суровикин. Матушка уверяла, что инициатором и радетелем возведения нового храма был он.

Слава уезда и страны
    О том, что сельский люд в то время богател, ярче любых архивных данных говорят дома зажиточных крестьян, во множестве стоящие  полуразрушенными  на площади. В одном  жили крестьяне Тананаевы - выходцы из села Карели. От них пошла известная династия ученых-химиков Тананаевых, составившая славу нашего уезда и всей страны: Николай Александрович Тананаев, Иван Владимирович Тананаев, Иван Гумирович Тананаев. Они  были людьми верующими. Иван Владимирович (1904-1993 гг.) мальчиком пел на клиросе церкви. После революции им не нашлось места в социалистическом селе, и их выселили. И.В.Тананаев  стал академиком АН СССР, в его память в с. Серповое проводятся "Тананаевские чтения", а на школе установлена памятная табличка.

Красный террор
    После 1917 года советская власть повсеместно устроила жесточайший террор на все основы государства российского. Из села были выселены десятки самых трудолюбивых крестьян. Наступление на православие велось со всех сторон, от бытовой и до средств массовой информации. Закрывались монастыри, и многочисленные монашествующие вынуждены были возвращаться в родные места. Русская церковь была искусственно разбита на несколько лагерей, основными из которых было тихоновское движение, хранившее заветы Святой Руси и обновленцы - заблудшие союзники богоборцев в церковном лагере.
    По штату 1911 года в Серповской церкви служили два священника, диакон и псаломщик. То же было, судя по всему, и в начале 1930-х годов, в самые страшные годы. В это время в храме (есть мнение, что он был обновленческим) служили отец Федор Звонарев и отец Николай Богоявленский. В 1937 году они были арестованы, а церковь закрыта. В селе арестовали также монахиню Агриппину Коротаеву и монахиню Пелагею Чернышеву.
    Отныне огромному зданию в центре строящего "рай на земле" села стали искать другое применение. В июне 1939 году районная газета "Большевик" в заметке "Серповое должно иметь клуб", рисуя прошлое в черном цвете, ставила вопрос об устройстве "культурного учреждения" в здании храма. Инициатива нашла отклик, и в том же году газета сообщила, что новый колхозный клуб в Серповом устроен - с красным флагом на куполе вместо сорванного креста, мебелью и лавками из церковного убранства, наглядной агитацией. Стены внутри не имели росписи, а потому безбожникам не пришлось ничего замазывать.
    Говорят, когда сбрасывали с колокольни колокола, многочисленные собравшиеся жители пытались не допустить этого святотатства, и охране для разгона толпы пришлось дать очередь из пулемета с колокольни. К слову, следы от низвержения главного колокола и ныне видны в разбитой кладке колокольни.  Однако святотатственный клуб прожил в храме недолго. Уже в 1941 году "Большевик" ставил вопрос: "Почему закрыт клуб в Серповом". Но и газетная заметка его не реанимировала. В войну внутри храма артель женщин валяла валенки для фронта, после Победы внутри разместилась МТС: тракторы для ремонта заезжали внутрь сквозь широкие южные двери, а останавливались частенько прямо внутри алтаря. Зимой помещение не отапливалось, там было холодно и неуютно. Спустя время, здание заняли под склад, а потом и вовсе бросили, оставив  на разграбление потерявшим Бога выпивохам и разрушительной непогоде.
    В конце Великой Отечественной войны отношение государства к церкви несколько помягчело. На больших просторах Руси стали открываться храмы, из тюрем возвращалось священство. Вокруг Серпового, в ближних селах Пеньки, Алкужи, Алкужинские Борки, возникали православные общины. Доносители сообщали об этом уполномоченным по делам религии, которые назначались, чтобы контролировать действия православных. Например, имело место быть вот такое "заявление": "…при попустительстве Моршанского райисполкома в с. Борки Алкуж-Борковского сельсовета бывшие церковники, торговцы, лица, вернувшие из ссылки, в конце 1946 года сняли в аренду частный дом и проводят в нем богослужения". Как правило, уполномоченный направлял по этому следу карателей. Верующих  ожидали жестокие репрессии, всякие бытовые пакости и козни от властей.
    Ряды верующих, хотя и редели, но вера не угасала. Например, в докладной записке, датированной июлем 1954 года, отмечалось: "…в с. Серповое по большим религиозным праздникам проводятся богослужения...". В том же 1954 году секретарь Моршанского райисполкома т. Решетников сообщал: "…о Попове Ив. Афан. и других колхозниках (семь фамилий), проводящих религиозные обряды в с. Серповое Моршанского района. Никакой платы не брали. Запрещено совершение обрядов в Тамбовской области".

Для Бога возможно все!
    От верующих после Великой Отечественной войны поступали заявления - об открытии храма в Серповом, однако председатель сельсовета Каратаев и техник-строитель Засыпкин на это дали ложное заключение акта проверки: "Стены кирпичные, штукатурка осыпается, внутреннее оборудование отсутствует, цоколь стен имеет разрушения, разрушена большей частью кровля, требуют ремонта оконные проемы и капитального ремонта полы. Заключение: церковь с. Серповое к эксплуатации как церковь непригодна". Однако в другом документе, в акте о состоянии церквей на 1 апреля 1955 года,  противоречащем заключению, отмечается, что церковь (склад колхоза) имеет хорошее  здание. Иначе говоря, для склада годится, а для молитвы - нет. Такой вот двойной стандарт.
    6 апреля 1964 года исполком Моршанского райсовета депутатов трудящихся принял решение Воскресенскую церковь сломать, а материалы использовать для строительства зернохранилища. К счастью, наша земля не лишилась этого храма! Церковь ныне живет и действует, украшая собою село и доказывая, что для Бога возможно все. Вновь распахнула свои двери она десять лет назад трудами Александра Ивановича Москвина (ныне староста прихода) и покойного директора ОАО "Моршанская табачная фабрика" Юрия Владимировича Петрова. Но это уже другой рассказ. Возможно, он станет темой другой публикации.

Автор: 
И. Озарнов.
Читайте также:
Наверх