Лента новостей
Статья1 января , 11:00

«Единственный кумир в жизни — это мама». Профессиональный боксёр Артур Осипов о карьере, суевериях и общественной деятельности

Артур помогает молодёжи приобщиться к спорту, а также мечтает о своей собственной школе бокса.

Фото: Алексей Бучнев

Артур Осипов — знаменитая фигура тамбовского спорта. Он вошёл в историю региона как первый профессиональный  боксёр. У него 23 поединка — это 17 побед, две ничьи и только четыре поражения.

Но известен Артур и далеко за рингом. Спортсмен ведёт активную общественную деятельность, в том числе предлагает детям приобщиться к физической культуре. А в мечтах у него — собственная школа бокса. Об этом и не только Артур рассказал в большом интервью РИА «ТОП68».

— Вы пришли в бокс в 9 лет, но тогда вам больше по душе был футбол. А в 19 лет вы решили, что будете заниматься боксом — через год КМС. Всё верно?

— В 19 лет мы начали большой путь с заслуженным учителем России Мелиховым Евгением Васильевичем и с моим родным старшим братом Осиповым Ренатом Станиславовичем. Да, через год кандидат в мастера спорта. И ещё через год я выполнил звание «мастер спорта»: выиграл ЦФО. В области единицы выигрывают ЦФО по боксу среди взрослых.

— Возвращаюсь к футболу, к вашему детскому увлечению. Как вы относитесь к нему сегодня?

— На бокс, да, я пришёл в раннем возрасте, так как у нас в жизни появился такой человек как Сергей Яковлевич Просветов. Тренер по боксу, он нас всех к нему приобщил. Но бокс, мне не то, чтобы был не по душе, я просто его не понял. Футбол мне казался более простым: там, грубо говоря, нужно бить мяч и всё. А здесь ты должен нанести урон своему сопернику и как можно меньше сам получить. Для меня на тот момент это было гораздо сложнее.

Футбол — это громко звучит. Это был дворовый футбол. Что вот утром делать обычным пацанам? Мы шли на улицу. Специальных полей, как сегодня, не было. Находили лужайки, делали ворота из маек и палок и играли с утра до ночи. В команде мы тоже тогда чуть-чуть играли. Но это было фрагментарно. Не так углублённо, как хотелось бы.

На сегодняшний день могу сказать, что отношусь к футболу очень хорошо! Меня относительно недавно приглашали в «Академию футбола» на встречу с молодёжью: мы провели тренировку с ней. Я получил такое удовольствие от этого времяпрепровождения с ребятами! В моё время, если бы была возможность у родителей (потому что бокс более доступный вид спорта, чем футбол; это такой вид спорта, где надо быть финансово устойчивым), то я с удовольствием занялся этим углублённо. У них там сейчас и полей очень много, и условия просто максимально комфортные — всё сделано для того, чтобы молодёжь, детишки не просто пинали мяч бесцельно, а занимались с большой перспективой.

— Как бы для себя лично вы распределили виды спорта. У кого бы было первое, второе и третье место?

— У меня, безусловно, первое место у бокса. Бокс — это не только, когда ребята бьют друг другу по лицу. Это движение, тактика, манера ведения боя, выносливость, тайминг и так далее. Дальше я бы поставил футбол. Третье место, может быть, мужской волейбол.

— Как вы решили заниматься боксом профессионально?

— Когда я занимался в олимпийском или любительском боксе, я уехал в Москву, поступил в горный университет. Мне очень хотелось заняться профессиональным боксом. Но сделать это крайне сложно, потому что ты должен иметь менеджеров, промоутеров и тому подобное.

Как-то меня судьба свела с воронежскими ребятами, с которыми мы пришли к взаимовыгодным условиям. Они мне дали возможность боксировать профессионально. По сути, они зарабатывали на мне, а я реализовывал свою мечту. Я боксировал везде бесплатно за свой счёт, а они мне давали только площадку и возможности. Это продлилось пару лет.

— Сейчас вы ни с кем не ведёте сотрудничество?

— Я сейчас, как говорится, выступаю соло. Это и плохо, и хорошо. Плохо почему? Потому что если у тебя есть промоутеры, то они тебя везде продвигают, ищут бои, оплачивают бои, организуют для тебя мероприятия. Так как у меня таких людей на сегодня нет, то в этом плане сложно. Но плюсы тоже есть, потому что ты никому не принадлежишь, ты никому не должен и никому ничем не обязан. Благо, все промоутеры, все менеджеры в России и за её пределами меня знают. Они мне напрямую предлагают бои.

— Эксперты отмечают, что у вас особая техника ведения боя. Как вы её охарактеризуете, как вы её назовёте?

— Контрпанчер. Мне более импонирует такой стиль боксирования. Не агрессор: человек, который готов пропустить девять ударов, но нанести десять. Мне так не хотелось бы. Не зря есть такой анекдот: «Боксёра спрашивают зачем ему голова. А он говорит, что в неё кушать вкусно, спать на ней удобно». До такого опускаться не хочется. Моя задача: как можно меньше пропустить и как можно больше попасть.

— Кто был для вас кумиром в детстве, на кого бы вы хотели быть похожим?

— У меня единственный кумир в жизни (я это везде стараюсь подчёркивать) — это мама. Потому что мама у меня боец по жизни, с железным характером. И в каких условиях она была в этой жизни, врагу не пожелаешь. Чтобы вы понимали, у неё нас семь родных детей. Мы были маленькими, первоклассниками, второклассниками, наши родители разошлись, и отец всё отнял у мамы, абсолютно всё. Остался дом с голыми стенами. И она из этой ситуации вышла.

Я человек достаточно везучий. И что касаемо бокса, то мне удалось познакомиться с чемпионами мирами, такими как Поветкин, Лебедев, Кудряшов и так далее. Я с ними лично знаком и могу сказать, что эти ребята для меня примеры в боксе. Почему? Потому что они очень крутые бойцы, они чемпионы мира, но они ведут себя очень скромно, очень доступно.

— На что вы мечтали и в результате потратили свой первый заработок от бокса?

— У меня был случай: мэр одного города после боя выделил в подарок (неожиданно, незапланированно) — 100 тысяч рублей. И я на эти 100 тысяч рублей купил маме шубу.

Какие мечты у меня? Она одна! И я её везде упоминаю. Либо построить свою школу, либо открыть школу. Это было бы для меня пределом мечтаний. Потому я уже узнал очень многое о боксе и могу и готов передать это молодёжи. Это будет большой помощью для них, ну и в целом для нас — для города, для области, для страны в целом.

Это сложно, потому что должно быть финансирование и много сопутствующих факторов. На данный момент это мечта и надеюсь мы реализуем это в будущем.

Профессиональный бокс может закончиться в любой момент. Мне скоро будет 33, в идеале у меня ещё пять-семь лет. А если ты строишь школу, ты можешь заниматься боксом и помогать людям всю свою оставшуюся жизнь.

— А есть у вас какой-то краткосрочный план на год, который вы хотите реализовать?

— Мне очень нравится поговорка: «Хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах». У меня в том году был план, что я буду боксировать. В итоге я в бою крайне тяжело ломаю руку, мне ставят спицы, я прохожу через несколько операций. Потом я ломаю мизинец на ноге — мне опять ставят спицы. Я выпадаю на полгода. Потом я подписываю договор на бой за очень крутой мировой титул. У нас в России единицы за него боксировали. А в итоге я сразу же себе ломаю руку повторно. И это в мои планы не входило. Я боксировал весь бой (с 1 по 10 раунд) одной левой рукой. Правая у меня просто повисла. Тут что-то планировать — это крайне сложно.

— Вы частенько проводите «зарядку с чемпионом». С чего началась эта акция?

— Вся эта инициатива исходила только от меня. В СССР спортсмены ходили по школам, к детям, к молодёжи, агитировали заниматься спортом. И мне эта идея также пришла в голову: я попробовал реализовать. Но мне не помогали люди: почему-то не были заинтересованы. Так как многие директора и в городе, и в области меня лично знают, я просто выходил на них, находил с ними личный контакт, объяснял. И запустил этот маховик. В дальнейшем спустя короткое время уже не я предлагал, а мне начали звонить и предлагать. Вот недавно звонили из Котовска: «Мы хотим провести зарядку с чемпионом, у нас спортивное мероприятие, у нас сразу в голове — Вы». Я с удовольствием приехал, потому что для меня это важное событие: хочется молодёжи где-то подсказать, помочь. Потому что в моей жизни такого не было, чтобы к нам приезжал спортсмен и, кроме того, медийное лицо.

— Какой бой в своей карьере вы считает самым ярким?

— Самый яркий, самый сложный бой, наверное, это бой с самим собой, с человеком, который стоит в зеркале напротив тебя. Очень много бывает и травм, и не успеваешь реабилитироваться физически. Я провёл турнир мастерский со сломанной малоберцовой костью, то есть нога была фактически сломана. Но я провёл два турнира. У меня была боль в ноге, я не понимал, может, ударился как-то или потянул мышцу, сухожилие. А в итоге — перелом. Но я выиграл два турнира.

Также я боксировал со сломанной рукой с чемпионом мира в олимпийском боксе. Боксировал с очень крутым аргентинцем, когда у меня был порван локоть, рука была в согнутом положении.

Поэтому тут нет такого, чтобы какой-то бой сложнее: каждый сложен, я их не выделяю.

— Как с такими травмами удаётся и продолжить бой, и выстоять?

— Хочется оставаться мужчиной до последнего. Если ты вышел на ринг, будь добр отдать всё на этом ринге. Это ужасно больно и ужасно страшно, когда у тебя резкая боль, состояние какого-то шока, ты не понимаешь, что произошло, но ты не должен упасть в грязь лицом, ты должен продолжать биться. Это словами даже не объяснить. Надеюсь, что мне помогает мой характер. Хотя я и говорю, что у меня характер не такой сильный: не люблю себя хвалить, больше люблю критиковать. Но надеюсь, что характер и сила воли позволяют в таких ситуациях проводить бой до конца.

— С кем бы вы хотели провести бой?

— Как говорится, твои желания могут не совпадать с твоими возможностями. В любом случае, хотелось бы проводить большие бои. Есть сейчас хорошее предложение. На 23 февраля подписан бой с очень хорошим соперником, очень перспективный бой. Тут нет такого: «Я хочу». Тут пирамидальная система: ты потихонечку идёшь и наступает бой на чемпиона мира. Хотелось бы драться с лучшими.

— Как вы готовитесь к бою? Есть ли какие-то правила перед поединком, которые нельзя нарушать? И есть ли у вас какие-то талисманы?

— Такого ничего нет. Тренировки проходят в обычном формате. Есть какие-то небольшие коррекционные моменты в зависимости от стиля соперника. В талисманы какие-то я не верю.

Единственное, что могу сказать, у меня был случай: я боксировал с непобеждённым парнем, хорошим бойцом. Боксируем, он мне в первом раунде делает одно рассечение над глазом, в третьем раунде он мне делает рассечение над другим глазом. Оба глаза затекало кровью. Так как судьи не были заинтересованы во мне, они посчитали, что это были легитимные удары, хотя это были удары головой. Я боксировал с двумя рассечениями. Мы выиграли этот бой. Но могу сказать, что он дался тяжело. И мне здесь не хватило удачи немножко: было больше удачи, может быть был бы синяк, а не рассечение, которое заливает глаза. Удача нужна, а в целом суеверные моменты я игнорирую.

— А в завершение такой вопрос: как вы относитесь к Новому году?

— Последние три года у меня пошла такая тенденция: я на своих страницах в соцсетях распространяю номер карты и открываю сбор на подарки в детские дома. Вчера (28 декабря — примечание автора) отвозили 104 подарка. Я больше в таком режиме готовлюсь к Новому году: подарить подарки детям из детдомов — помочь, своим племянникам тоже уделить внимание. И тренировки. Такое вот у меня скромное отмечание. 

Хотелось бы всех поздравить с Новым годом и Рождеством! Пожелать всем крепкого здоровья, потому что здоровье на сегодня особенно важная составляющая нашей жизни. Ну и удачи, всех жизненных благ!

Автор:Ольга Смыкова