История одной фотографии. Герой-лётчик из Тамбовской области во время войны уничтожил на Балтике несколько вражеских кораблей

01 ноября 2019, 16:32 1620
public://article-images/2019/11/01/news-nid107378-157842.jpg
Фото: Алексей Кузьмин, Эдгарс Закис, клуб «Divesport», из архива Юрия Мелконова

Ровно 76 лет на дне Балтийского моря грудой металла лежит германское транспортное судно «Мариенбург». Его потопил в годы Великой Отечественной войны, а точнее 1 ноября 1943 года экипаж советского торпедоносца Дуглас А-20G «Бостон» под командованием уроженца Тамбовской области гвардии капитана Петра Летуновского.

 

Находка на дне Балтики

Но о том, что это за корабль и почему он оказался на глубине моря, стало известно совсем недавно, в 2000 году. Тогда водолазы шведского картографического судна «Альтаир» обнаружили на балтийском дне немецкий транспорт «Мариенбург». Выяснилось, что от удара торпеды корпус судна разломился на две части — нос стоит вертикально, корма лежит на левом борту.

 

приборы «Мариенбурга»

А ещё спустя восемь лет, в июне 2008-го, двое аквалангистов из клуба «Divesport» Алексей Кравчук и Андрис Вилкс при помощи сонара обнаружили в Рижском заливе на глубине 20 метров наличие какого-то объекта. При погружении и более детальном рассмотрении этим объектом оказалось не морское судно, как предполагалось, а самолёт, хвост у которого отсутствовал, а на обросших ракушками крыльях зияли пробоины.

— Андрюха, самолёт! — едва вынырнув на поверхность и сорвав загубник, закричал Кравчук.

 

положение самолёта Летуновского на дне (графическая реконструкция Романа Карташова на основе данных Алексея Кравчука)

левое крыло самолёта экипажа Летуновского

При последующих погружениях водолазам удалось поднять несколько приборов с самолёта, которые помогли определить его тип. В кабине они обнаружили обгорелый планшет с картами и штурманский треугольник-транспортир. Такие инструменты использовались при прокладке курса. На транспортире оказались выцарапаны буквы: «ЛПВ».

 

транспортир Петра Летуновского с инициалами, найденный на дне залива

Найденные в планшете карты передали лучшему в Латвии реставратору старинных документов Арии Убарсте. В результате кропотливой работы ей удалось восстановить восемь фрагментов карт. Они позволили выяснить маршрут последнего полёта «Бостона».

 

маршрут последнего полёта экипажа Летуновского, восстановленный по картам, найденным в планшете в кабине самолёта

Пятый транспорт капитана Летуновского

1943 год. 1 ноября. Случилось это севернее города Лиепая. Экипаж советского торпедоносца Дуглас А-20G «Бостон» под командованием гвардии капитана Пётра Летуновского видит вражеское транспортное судно «Мариенбург». На него и направляет торпеду, попадая точно в цель. Корабли конвоя нацистов открыли огонь по атаковавшему транспорт самолёту уже после того, как «Мариенбург» завалился на левый борт и стал тонуть.

 

уничтожение транспорта «Мариенбург». Фото Алексея Кузьмина

На цель торпедоносца вывел штурман Николай Демченко, фотоснимки гибели «Мариенбурга» сделал стрелок-радист Алексей Кузьмин. После успешной атаки, несмотря на полученные от вражеских зениток повреждения, экипаж Летуновского привёл самолёт на аэродром около Ленинграда. А по пути они ещё обстреляли из пулемётов немецкий военный эшелон.

 

штурман Николай Демченко                                                          стрелок-радист Алексей Кузьмин

Для Петра Летуновского «Мариенбург» стал пятым потопленным транспортом и третьей крупной победой. За успешно выполненное боевое задание командира экипажа наградили четвёртым орденом Боевого Красного знамени, штурмана — третьим, стрелка-радиста — первым. Восемь почётных воинских наград на один экипаж.

 

Дорога в небо

Родился Пётр Летуновский в крестьянской семье в селе Летуновка, которое сейчас входит в состав Юрловского сельсовета Никифоровского района. Пошёл в школу в родном селе, где отучился четыре года. Затем ещё три класса учился в одной из школ города Мичуринска, после чего окончил сельскохозяйственный техникум. Но разве мог остаться на земле парень с такой фамилией, да ещё из села с подобным названием в наполненные авиационной романтикой 1930-е годы?

 

Пётр Летуновский в довоенное время

Дорогу в небо Петру Летуновскому открыл спецнабор в Военную школу лётчиков в городе Энгельс. В 1940 году молодого лётчика направили в один из бомбардировочных полков Ленинградского военного округа. В бой экипажу скоростного бомбардировщика СБ пришлось вступить в самые первые дни Великой Отечественной войны. И лейтенант Летуновский показал себя сразу. На его счету — уничтоженная гаубичная батарея, мост через реку Луга, по которому переправлялись вражеские войска, ангар и самолёты на немецком аэродроме, бензосклад в районе города Котка.

В октябре 1941 года Петра Летуновского перевели в состав авиации Краснознамённого Балтийского флота. Так он стал морским лётчиком. А в апреле 1942 года его эскадрилью включили в состав 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка. Это была та самая легендарная воинская часть, которая летом 1941 года, вскоре после нападения Германии на СССР, бомбила Берлин. А затем на протяжении всей блокады Ленинграда наносила удары по вражеским военным кораблям, морским транспортам и береговым объектам.

 

Транспорт «Мариенбург»

Летом 1942 Пётр Летуновский получил свой первый орден Боевого Красного Знамени. Второй награды он удостоился в январе 1943 года за участие в прорыве блокады Ленинграда. А в июне того же года его грудь украсила ещё одна награда. Как значилось в приказе о награждении, орден Летуновскому вручили за уничтожение фашистского тральщика, трёх транспортов, гружённых боевой техникой и живой силой противника, бронепоезда, самолёта и разрушение ряда важных промышленных объектов.

 

Пётр Летуновский, 1943 г.

В 1943 году полк уже перевооружили с СБ на американские самолёты Дуглас А-20G «Бостон», которые поставлялись союзниками по программе ленд-лиза. По отзывам лётчиков той поры, эта машина отличалась отличными лётными и боевыми характеристиками, удобством в управлении и обеспечивала повышенный комфорт экипажу. Правда, по сравнению с отечественными самолётами аналогичного класса, «Бостоны» хуже «держали удар» — обладали меньшей прочностью и стойкостью к повреждениям.

Экипаж Петра Летуновского успешно освоил новую технику, и третий свой орден он заслужил уже на «Бостоне». После прорыва Ленинградской блокады советская авиация на Балтике получила более широкие оперативные возможности. Наиболее опытные и умелые экипажи стали посылать в дальние крейсерские полёты. Поэтому урон, который торпедоносцы наносили врагу, стал более значительным.

 

подвеска торпеды на Дуглас А-20

После победы над «Мариенбургом» Пётра Летуновского послали получать новую партию «Бостонов». Во время этой поездки он смог побывать в Летуновке, навестить отца Василия Фёдоровича. Как оказалось, это была его последняя встреча с родными местами и людьми.

 

Драма над Рижским заливом

27 ноября 1943 года экипаж Летуновского отправился в очередной дальний крейсерский полёт. Задача, которую поставило командование, заключалась в поиске и уничтожении судов противника в Ирбенском проливе — у входа в Рижский залив. Целью атаки торпедоносцев стала тяжёлая плавучая батарея «Роберт Мюллер». Нацисты встретили самолёт огнём зенитных орудий, но Летуновскому всё же удалось выполнить боевой заход и сбросить торпеду, точно направив её на цель.

 

статья из газеты «Лётчик Балтики» от 3 ноября 1943 года

Лётчики сделали всё правильно, как они и умели. На счету командира экипажа к тому моменту насчитывались сотни боевых вылетов. Но на этот раз подвела техника. Торпеда взорвалась в 15 метрах от борта вражеского корабля. Видимо, она шла слишком глубоко и зацепила дно. А «Бостон», получивший несколько пробоин, загорелся.

Торпедоносец стал уходить на восток, но пожар разгорался, и самолёт терял высоту. Стало понятно, что дотянуть до своих не удастся. Пётр Летуновский сумел посадить горящую машину на воду. Хвост самолёта оторвался при посадке, а искалеченный «Бостон» быстро ушёл под воду. Однако все члены экипажа успели выбраться из гибнущей машины и оказались в море. На поверхности их поддерживали спасательные жилеты, но не было сомнения, что в ледяной ноябрьской воде Рижского залива им долго не продержаться.

 

кресло пилота

Спасли трёх лётчиков латышские рыбаки, которые ловили рыбу неподалёку от места приводнения самолёта. Правда, они вынуждены были передать их немцам — проскользнуть мимо сторожевых кораблей и береговой охраны на рыбацкой лодке оказалось невозможным. Так экипаж Летуновского оказался в плену.

 

Несломленные

Нацисты принялись вербовать пленных во Власовскую армию. Склонить лётчиков к измене не удалось, и их отправили в концлагерь. Там экипаж разделили. Гвардии капитана Петра Летуновского и гвардии старшего лейтенанта Николая Демченко содержали сначала в лагере на оккупированной советской территории, потом в Польше, а затем в Германии. А гвардии старшего сержанта Алексея Кузьмина сразу угнали на работы на запад.

Как следует из сохранившихся трофейных документов и воспоминаний выживших военнопленных, Пётр Летуновский совершил пять побегов из концлагерей. Каждый раз, едва оправившись от побоев и карцера, он начинал готовиться к очередной попытке вырваться на свободу.

— После четвёртого побега немцы предупредили Петра: ещё раз убежишь, уничтожим. Но Пётр есть Пётр, он убежал ещё раз. Больше его не видели, — вспоминал Герой Советского Союза Александр Разгонин, который содержался в одном бараке с Летуновским.

Последний раз Пётр Летуновский бежал из концлагеря в Штутгарте летом 1944 года. После поимки его расстреляли. Погиб при побеге и Николай Демченко. Первому из них на момент смерти исполнилось 26 лет, второму — 25.

 

Летуновский (справа) и Демченко у самолёта СБ

Выжил из всего экипажа только Алексей Кузьмин. В марте 1945 года, после полутора лет плена, он вместе с четырьмя товарищами сумел сбежать из лагеря и добраться до наступавших частей Красной Армии. Пройдя проверку органами СМЕРШ и едва восстановив силы после концлагеря, Кузьмин вернулся в строй и участвовал в штурме Берлина. Спустя год демобилизовался со службы и благополучно прожил до 1980-х годов в городе Горький (Нижний Новгород).

 

По следам торпедоносца

Всю жизнь Алексей Кузьмин старался выяснить судьбу своего командира и штурмана. Но об их последних днях жизни удалось кое-что узнать лишь его супруге Марии Кузьминой, которая продолжила поиски после смерти мужа. Она отыскала родственников погибших членов экипажа, очевидцев их плена, некоторые документы.

Родственников членов экипажа также разыскал рижский журналист, главный редактор военно-исторического журнала «Балтфорт» Юрий Мелконов. Он заинтересовался морской находкой 2008-го года, и проделал огромную исследовательскую работу, чтобы установить личности членов экипажа найденного на дне залива самолёта и прояснить подробности их дальнейшей судьбы. Для этого разослал запросы в Россию, Германию, Финляндию, США и другие страны, где хранятся немецкие архивные документы военных лет.

 

(слева направо): Алексей Кравчук, Андрис Вилкс, Юрий Мелконов

Тогда выяснилось, что в апреле 1945 года возмездие настигло плавбатарею «Роберт Мюллер», зенитки которой сбили «Бостон» Петра Летуновского. Его однополчанин капитан Корзин сбросил на неё две фугасные бомбы в районе порта Пиллау (современный Балтийск). «На батарее «Роберт Мюллер» — 29 мертвецов», — записали в тот день в отчёте германского флота.

Но на этом журналист не остановился и продолжил свои изыскания. Результатом многолетних усилий стала книга Юрия Мелконова «Рижский «Бостон». Дальний крейсерский полёт», которая вышла в 2016 году. Экземпляры книги бережно хранятся у земляков Петра Летуновского в Никифоровском районе.

 

 

От села Летуновка сегодня осталось только несколько домов и старая церковь, которую сейчас восстанавливают. Однако Петра Летуновского помнят на его малой родине. Стену школы в соседнем селе Туровка, где Летуновский учился первые четыре года, украшает мемориальная доска в его честь.

 

 

Её торжественно открыли в мае 2015 года. Хранят в школе фотографии всего экипажа и не забывают напоминать ученикам об отважном земляке.

 


 

Дмитрий Хатунцев

/images/banners/poligrafia_745x300.jpg

Читаемое

Наверх