«Страх и трепет». Литературный перформанс московских актёров удивил и шокировал тамбовского зрителя

29 октября 2019, 19:56 755
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2019/10/29/news-nid107194-157532.jpg?itok=DI4zyt-S
Фото: Анна Беркетова

Выпускники «Московской театральной школы Олега Табакова» читали поэмы и стихотворения Иосифа Бродского «Страх и трепет». Тема литературного перформанс - парадоксы компромисса в бескомпромиссной ситуации. 

Участниками необычного для тамбовского зрителя проекта стали Антон Орлов, Александр Бильданов, Алёна Иванова и Анна Золотухина. Творческая команда показало Бродского как отдельную вселенную, где нет места законам и порядку. Его мир - это эмоции и живое слово, хаос, исследовать которые можно бесконечно долго. 

 

 

- Альтернативная версия такой театральной формы может существовать на сцене. Тамбовский зритель, как и вообще потенциальный зритель, пока не готов к таким революционным вещам - хэппенингам и перформансам. Действительно, история стильная на уровне визуального и внешнего облика, на уровне интонаций и тембра. Вы гениально читаете, грамотно работаете со словом, текстом. Но реакция зрителей на происходящее на сцене скорее отрицательная. Потому что всё равно в известной степени была провокация, такой шок-контент и эпатирующее искусство начала ХХ века, - отметила на обсуждении член жюри, доцент кафедры русской и зарубежной литературы, журналистики ТГУ им. Г.Р.Державина Наталья Платицына.           

Свободное искусство ломает барьер между зрителем и сценой. Табаковцы задолго перед началом перформанса были на сцене, призывая зрителя к диалогу. Интересное и стильное смысловое оформление. Бродский звучал как призыв, как манифест к действию. Это некая история в истории, которую надо почувствовать.

 

 

 

Творчество Бродского - сочетание противоречивых понятий: религиозность, традиционное и авангардное, лирическое и политическое. Режиссёр использует на сцене определённый набор тем и приёмов, чтобы вывести зрителя из зоны комфорта. Всё это близко и автору. Эмоции, эпатажное поведение, свобода и раскованность, творческая откровенность - актёры берут сложный материал, с которым другие постеснялись бы работать. 

- У нас не было цели заставить людей перечитать Бродского. Задача искусства - не бояться говорить о том, о чём не могут говорить большинство. Раздражение - это ведь тоже приём, подготовка некого плацдарма. И такой формат на сцене - способ донесения материала, - прокомментировал режиссёр Антон Орлов.    

Эффект погружения в литературный мир поэта создавался музыкой и атмосферной тишиной, буйством эмоциональных красок. Через эту свободу актёры выводили вечные законы, устойчивые формулы жизни. Через единичное - к глобальному. Однозначно, это любопытный эксперимент. 

 

 

Постановка многоуровневая. И, наверное, чтобы понять все заложенные режиссёром микротемы, перформанс надо пересмотреть несколько раз. Есть понимание сложности категории, с которой столкнулись актёры. Возникает чувство: посмотреть спектакль по кадрам, с расстановкой. 

 

 

Жюри отметили недостатки: спектакль слишком короткий, зритель не успевает осознать в чём дело, какую историю ему рассказали. Также работе не хватает восприятия компактного. Нет пролонгированности, продлённости и подведения зрителя к логическому итогу истории.  

- Мне как филологу и литературоведу не очень понятен выбор текстов. Заявляете спектакль по поэмам и стихотворениям Бродского, но практически не даёте зрителю известных текстов. Конечно, задача театра поднимать зрителя. Но всё-таки хотелось бы приблизить ваш идеологически сложно оформленный материал к зрителю. Для меня это больше положительная работа. Спасибо за смелость, за то, что вы можете позволить себе эпатировать и шокировать. Уходите из зоны комфорта сами и вытаскиваете своего зрителя, - сказала Наталья Платицына. 

 

 

Елена Гридчина

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх