Лента новостей
Общество28 июня , 12:00

Поисковик Ольга Васильева об отряде «ЛизаАлерт»: «Всё серьёзно, несмотря на то, что всё бесплатно»

Фото: Алексей Бучнев, Юлия Новикова

Добровольцы поискового отряда «ЛизаАлерт» одни из первых приходят на помощь, когда пропадает человек. И днём, и ночью они готовы выехать в любой район, где случилась беда. Это простые люди, которые в обычной жизни работают в офисах, на предприятиях - в самых разных сферах. Просто они не могут пройти мимо, когда человеку нужна помощь. И делают это безвозмездно. О том, почему пропадают люди, когда бить тревогу, как не допустить беду, а также вступить в ряды отряда, РИА «ТОП68» рассказала директор Центра поиска пропавших людей (ресурсный центр), старшая пресс-службы «ЛизаАлерт» Тамбовской области, старшая направления «Школа «ЛизаАлерт» Тамбовской области, заместитель куратора в регионе Ольга Васильева.

– В прошлом году много говорили о юридическом статусе, который может получить поисковый отряд «ЛизаАлерт». Приобрели ли вы его?

– «ЛизаАлерт» не имеет юридического лица, никогда не имела и не будет иметь, потому что это объединение неравнодушных людей. Но у нас создан Центр поиска пропавших людей. Это именно юридическое лицо, НКО (некоммерческая организация – примечание автора), которое является Ресурсным центром, действующим в интересах «ЛизаАлерт». За счёт такой формы образования мы сохранили то, что в 60 регионах нет юридического лица у «ЛизаАлерт» – это железобетонно, менять ничего не будем. Но тем не менее есть возможность помогать отряду за счёт НКО.

– Есть ли у вас «костяк» людей, которые заняты в работе отряда?

– Безусловно, есть актив отряда: люди, которые взяли на себя чуть больше, чем добровольцы-поисковики. У нас в отряде 24 направления, большая часть из них действует в том числе в Тамбове. В прошлом году мы создали кинологическое направление и конное: то, чего ранее у нас не было. Каждый, кто является старшим в направлении, соответственно, взял на себя чуть больше чем выезжать на поиски и несёт чуть больше ответственности. То есть развивает эти направления деятельности, тем самым помогает отряду в принципе более эффективно искать.

Есть, помимо старших, просто актив отряда. Люди, которые регулярно или очень часто выезжают на поиски. Есть те, кто выезжает, несколько раз в сезон. Конечно, хотелось бы больше людей, но радует то, что есть такой актив; есть люди, готовые выехать 24 на 7 в любое время на поиск вне зависимости от того, в каком районе происходит мероприятие.

– Как люди становятся старшими направлений? Чем они занимаются в обычной жизни?

– Мы все просто добровольцы. У каждого из нас есть работа, за которую мы получаем деньги, на которые кормим свои семьи. «ЛизаАлерт» – это добровольчество. Здесь просто люди, которые пришли помогать совершенно бесплатно, безвозмездно. Но среди тех, кто пришёл, есть как раз старшие, которые готовы заниматься какой-то темой более глубоко и готовые тратить своё время ещё дополнительно на поиски.

– Как Вы пришли в отряд?

– На спортивной секции моего старшего сына проводили профилактическое мероприятие от «ЛизаАлерт». Когда спрашивали мнение родителей – можно или нет, я сказала: «да, конечно». Я слышала про отряд, не знала, что он есть в регионе. На тот момент отряду было два или три месяца. Спросили: «Хочу ли я стать частью». Сказала: «Хочу». С тех пор я в отряде.

– Кем на сегодня Вы являетесь в отряде?

– В отряде старшие и есть просто поисковики. Мы их на своём сленге называем «ноги». Это люди, которые выезжают на поиски, чтобы выходить на задачи. Для нас понятное определение: «Я выезжаю как ноги». Значит человек выезжает на поиск ходить по задачам. Несмотря на то, что мы добровольцы, в любом случае мы подходим профессионально к тому, что делаем. У нас есть Москва, где также занимаются обучением. Соответственно, прежде чем стать старшим на месте или старшим поисковой группы, необходимо пройти обучение. Чтобы стать лектором «Школа «ЛизаАлерт», приходить к детям в школу, проводить занятия, тоже проводится тестирование, обучение. Смотрят, подходит ли человек, сможет ли донести информацию до детей. Всё серьёзно, несмотря на то, что всё бесплатно.

– Периодически появляется информация о полевых тренировках (18+)? Что на них происходит и кто может принять участие?

– Мы два раза в месяц проводим мероприятия (если нет ограничений по COVID-19 ), первое – новичковое (18+). Это когда где-то в зале, в помещении рассказываем про 24 направления; рассказываем, как можно помочь отряду. У нас есть удалённые направления: те, кто работает из дома. Есть такое направление как «Инфорги» – информационные координаторы. Это люди, которые работают с заявкой и собирают всю необходимую информацию. Бывают случаи, когда уже на этапе работы инфорга, мы находим человека. То есть эта информацию даже до соцсетей не доходит, потому что прозвонили, связались с друзьями, со знакомыми, ну и оказалось, что родственники просто были не в курсе, а он сидит у крёстной, предположим. Разные бывают варианты, но всю эту информацию мы даём на новичковой: рассказываем о том, что можно помогать из дома, а можно выезжать на поиски. Если есть у человека способности, таланты какие-то, в конном том же самом направлении, например; человек как-то связан с лошадками и желает заниматься этим, мы, соответственно, сразу его направим к старшему направления «Конное». Потом в среднем через две недели, зависит от сезона, мы проводим полевую тренировку. Сейчас у нас сезон, мы иногда планируем провести полевую, но в последний момент понимаем, что у нас на этот день упало несколько поисков. Возможно, мы даже будем её отменять, потому что найти человека живым, безусловно, важно, хотя привести новых людей в отряд, провести полевую тоже важно. Как вариант, у нас будет разделение – часть отправится на полевую, часть людей – на поиск. Остальные потом к ним присоединятся.

– То есть кто на полевую тренировку приглашается? Те, кто прослушал вводную лекцию для новичков?

– В основном, да. Но если человек увидел анонс, что будет проходить полевая, но на новичковой не был, мы его ждём. Единственное условие, он должен зарегистрироваться, чтобы мы понимали, сколько у нас будет людей на полевой.

Полевая – это теоретическая часть, когда мы рассказываем о том, как работает оборудование, как квадрокоптеры работают, как рацию включать, как с навигатором работать; и практическая часть, уже в конце полевой, когда люди делятся на группы – на «лисы» (наш сленг) и уходят со старшими поисковой группы выполнять эти задачи. Они идут с рацией, с навигатором. У них есть задача, предположим, найти какой-то артефакт, то есть ту вещь, которую мы заранее заложили, и, по легенде, она принадлежала пропавшему человеку. Уже на практике люди смотрят, как всё это происходит, как всё это отрабатывается. Соответственно, когда идёт регистрация на полевую, мы должны понимать, сколько нам старших поисковых групп потребуется.

А так с любого момента можно начинать. Бывают варианты, когда громкий поиск и требуется огромное количество людей. Наших сил не хватает, мы просим присоединиться любых желающих (18+). Здесь уже не важно, есть ли опыт или нет, был ли на полевой или нет. Если детский поиск, нам важно набрать максимальное количество людей. Потому что есть задачи, которые не требуют знание навигатора: прочёс территории, когда идёт старший и с ним много людей, а основная их цель – внимательно смотреть, нет ли каких-то деталей. Конфетки пропавший ребёнок потерял или ещё что.

– Расскажите подробнее о направлениях.

– Есть направлении «пресс-служба» – люди, которые работают со СМИ, отслеживают различные публикации. Это очень важно, потому что в наше время всё идёт через соцсети. То, как мы будем выглядеть, то сколько мы людей сможем привлечь на тот или иной поиск, зависит как раз от пресс-службы, как она сработает.

Есть направление «Школа «ЛизаАлерт». Это школа по детской безопасности, профилактике детской пропажи. Инструктор рассказывает в течение 45 минут детям младшего и среднего возраста о том, как надо себя вести в лесу, в городе, чтобы не потеряться; как вести себя, если подошёл незнакомый человек, куда можно ходить, где нельзя ходить. Проводим родительские собрания.

Есть направление «Новичковое», то есть инструкторы обучают новых людей.

«Инфорги» – очень важный ресурс для нас, потому что именно они начинают работать с заявками. Информационные группы – это те люди, которые делают поиск, благодаря которым мы понимаем, каким он будет. Информационный поиск: есть варианты, когда заявка достаточно старая и мы просто размещаем её в соцсетях. Например, когда человек пропал более года назад, понятно, мы сейчас не получим данные, где он, куда пошёл, где его последний раз видели. Это информация, скорее всего, уже потеряна. Но тут уже на первый план выходит работа этой группы.

Есть «Группа репостов», которая по местным пабликам распространяет информацию о пропавшем, о запросах с регистраторов.

Есть направление, которое занимается короткими прозвонами. Предположим, необходимо узнать, не поступал ли человек в больницу. Или нужно совершить ещё какие-то короткие звонки, чтобы отсеять какую-то часть либо выйти именно в этом направлении работать.

У нас есть направление БПЛА. Это квадрокоптеры. Развиваем тоже его активно. У нас огромная территория Тамбовской области. Местность, где леса, поля, редкий лес или поле, где трава не слишком высокая, но территория большая, очень эффективно использовать коптеры. Если пешие пройдут квадрат 500 на 500 метров за восемь часов, то БПЛА – за 1,5 часа. Это экономия времени, человеческого ресурса. Мы раньше можем найти человека, если окажется, что он на снимках.

Сейчас запускается такое крыло отряда, как «Добротворец». Есть крыло «Ангелы» у «ЛизаАлерт» – это лётное направление. Пока Тамбов до него не дорос. «Ангелы» действуют только в Москве, то есть люди вылетают на поиски на вертолётах. Направление деятельности «Добротворец» – это водолазы. Сейчас запускается в Тамбове. Только на старте оно у нас находится. Но требуются люди, требуются водолазы, чтобы функционировало это направление: необходимо набрать людей

– Куда пропадают люди? Почему это происходит?

– Причины пропажи абсолютно разные. Очень много дементных случаев, когда у человека проблемы с памятью. За последний год увеличилось в несколько раз число таких заявок. Бабушки, дедушки вышли из дома, куда – неизвестно. И тут сложность в том, что мы не понимаем каких-то территориальных привязок у них, потому что они сами не знают, куда идут. У нас был недавно случай, когда мы нашли бабушку: она просто устало сидела, мы подошли, и она у нас спросила, почему её так долго искали. Она не помнит, что потерялась. Просто по факту где-то сидит, люди подошли: «Почему вы меня так долго искали?»

Дедушка недавно был. Буквально два дня он прогулял где-то; нашёлся, вернули его родственникам. Он просто был счастлив и рад, что приехал домой; узнал те лица, с которыми он живёт. А о том, что его искали два дня или что он пропадал, уже на этот момент даже не помнил. Очень тяжёлые такие поиски. Но справляемся.

Дети уходят тоже по разным причинам. Возможно, ссора с близкими; возможно, если ребёнок до 10 лет, он просто потерялся, дезориентирован.

В летний период очень много заявок в лесу, причём на любой возраст. Взрослые, которые выходят, уверены, что это может произойти с кем угодно, но не с ними. Они знают этот лес, они в этом районе 20 лет уже прожили, грибы каждый год собирали, и ничего не произойдёт. Но по факту, люди теряются. Лес меняется ежегодно, человеку может стать плохо с сердцем – любая может быть ситуация. Но уверенность людей, что они не потеряются, зачастую играет злую шутку с ними.

Трудовое население также по разным причинам теряется. У кого-то с памятью проблемы, у кого-то ещё какие сложности.

– Кто к Вам обращается?

– Родственники, знакомые или полиция.

– Как вы взаимодействуете с полицией?

– У нас хорошо наложенное взаимодействие. В принципе мы работаем с теми заявками, которые с заявлением в полицию. К сожалению, некоторые хотят воспользоваться таким ресурсом как поисковый отряд, чтобы найти сбежавшего мужа, должника. Но тут уже по факту: есть заявление в полицию – мы работаем. Нет заявления в полицию, начинаем выяснять детали. Узнаём: «а вот он ушёл, детей бросил». Мы не занимаемся такими поисками. Есть ряд заявок, от которых мы отказываемся. Когда человек попал в беду – один вопрос, а когда человек взрослый самостоятельный, сам ушёл, решил не показываться родным – это уже его выбор. Мы не можем насильно его искать.

– Какие-то истории спасения людей вы могли бы привести в пример?

– Был очень интересный случай, когда пропал ребёнок. Мы его искали весь день и всю ночь. Оказалось, что он просто испугался, что дедушка ему даст ремня за плохую оценку и прятался во дворах. Нашли, всё хорошо закончилось. Но мы не знаем, кто мог бы встретиться на его пути. Слава богу, что закончилось всё хорошо.

Мы с родителями на собраниях разговариваем, чтобы до детей доносили информацию, что независимо от оценок, от каких-то ситуаций, где ребёнок провинился, самое важное – не бояться ему идти домой, не бояться идти к родителям. Самое важное, чтобы он был дома в безопасности. Нельзя кричать на детей – можно же решить все мирно. Главное, чтобы был в безопасности человечек.

– «Стоп. Проверка информации» – что это значит?

– Появились какие-то данные. Например, вышел человек на связь. Мы эту информацию поверяем. Иногда на проверку уходит много времени. Бывает, требуется опознавание – также время.

– Пропал человек. Первые действия, которые должны предпринять родственники. Когда следует бить тревогу?

– Чем быстрее, тем лучше. Самый эффективный поиск – это первые 24 часа. Многие ссылаются на то, что первые три дня заявления не принимаются, такого ограничения нет и по сути никогда не было. Это какой-то закоренелый миф, с которым мы постоянно пытаемся бороться. Пропал ребёнок, не пришёл из школы в положенные два часа, в 2:30 уже можно начинать бить тревогу. Для начала позвонить классным руководителям, одноклассникам, друзьям. Если его нигде нет, то оперативно писать заявление и оставлять заявку нам. Чем больше прошло времени, большая вероятность, что с ребёнком что-то плохое произойдёт.

– Сезон ягод и грибов начался, а с ним активизировался и поисковый сезон. Как взрослым себя обезопасить?

– В первую очередь, важно понимать, как мы собираемся; если мы уезжаем в природную среду, что с собой необходимо взять; как себя вести, что говорить. Обязательный набор – это бутылка воды, какой-то перекус, который не испортится. Заряженный телефон. Если телефон заряжен меньше чем на 95%, то в лес не выходить. Желательно, надеть яркую контрастную сезону одежду. У всех в машине есть жилеты, этого будет достаточно, если нет яркой одежды. Когда мы ищем человека сутки, он уже устал и, скорее всего, лежит. Естественно, на яркую одежду проще обратить внимание. Обязательно говорите близким, куда именно вы пошли; уточняйте ту точку, где вы вошли в лес.

Если потерялись, не бегайте по лесу. Оставайтесь на месте. Бывают ситуации, когда мы прошли какой-то квадрат. Там человека нет. А потом оказывается, что находим его в том же квадрате, только потому что он двигался, а мы с ним разошлись по времени. Основное правило – оставаться на месте. Если у нас с собой есть заряженный телефон, но оператор не принимает связь, достаточно набрать 112. Любая вышка примет этот звонок.

У нас в отряде есть направление «Лес на связи». Оно централизованное, не относится к региону. Уникальное направление, уникальная методика, которая в принципе во всей России есть только в нашем отряде. На телефоне с пропавшим находится специалист и по телефону выводит его из леса. Очень сложно, люди обучаются практически год, чтобы стать участником этого направления, но очень эффективно.

– По сравнению с прошлым сезоном больше заявок или меньше?

– Пока примерно такие же цифры идут. За весь прошлый году у нас было 300 заявок. В этом году на сегодняшний день (по состоянию на 11 июня) 104 заявки. Будет ли увеличение, потому что сезон только начался, я вам сказать не могу. В прошлом году, возможно, даже чуть меньше было именно на июнь.

– За четыре года существования отряда в регионе авторитет «ЛизаАлерт» вырос и заявок больше стало поступать?

– Первый год, когда появился отряд, там за весь год поступило 50-60 заявок. Сейчас по прошлому году, когда было около 300 заявок, очевидно, что и узнаваемость стала больше. Наша основная задача не только найти людей, которые будут искать, но и чтобы люди знали, куда обращаться, когда родные пропали. Мы сейчас активно работаем с районами. У нас хорошо развито взаимодействие с городами Рассказово, Мичуринском, Котовском. Но отдалённые районы далеко не все знают про наш отряд, далеко не все знают, что можно обратиться. Многие задают вопросы: это платно или бесплатно. Объясняем, что мы добровольцы, но всё равно спрашивают. Люди просто не привыкли, что кто-то помогает просто так.

– Можно ли как-то помочь отряду материально?

– Отряд не берёт деньги. Но любая нефинансовая поддержка допустима, например, кто-то решил подарить навигаторы, рации. Сейчас выявилась огромная потребность в фонарях, но формат дешёвых фонарей не подходит, просто потому что они сгорают на первом поиске. В социальной сети «ВКонтакте» размещена информация о том, какие фонари требуются. Если есть желание, можно пройтись по списку, посмотреть по своим возможностям: что-то в дар отряду передать.

Поисковый отряд «ЛизаАлерт» всегда готов прийти на помощь. Но и самим людям не нужно забывать о своей безопасности, соблюдать элементарные требования, отправляясь в тот же лес; вести диалог с детьми, объяснять, что делать нельзя, и, конечно, говорить о том, что вы их любите несмотря ни на что.

Автор:Ольга Смыкова