/images/banners/konsalt_group_1160_120.jpg

Честь имеющий

« Жердевские новости »
66
от
Среда, 5 октября, 2011 (Весь день)
1057
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/10/05/top68.ru-chest-imeyushchii-4478_0.jpg?itok=Y6PmRev_

– Какое место занимала и занимает сейчас в вашей жизни Жердевка?
– Жердевка была колыбелью моего детства и юности. Я родился на ул. Советской, где сейчас контрольно-семенная лаборатория, а рос в переулке Авдеева. Здесь были первая любовь, первые увлечения и первые спортивные достижения. Может, трудно сегодня, глядя на тяжеловеса, поверить, что был чемпионом школы по гимнастике. А вообще, у меня разряды по 12 видам спорта. Начало же было положено в том же железнодорожном клубе, где акробатикой, например, занимались на ковре, сшитом его директором. «Солнышко» крутили тогда на проволочных стяжках, что удерживали стены спортзала от разрушения. Свои актерские данные развивал в народном театре Дома культуры. Мне кажется, не было кружка и секции, в которые бы я не ходил. Да и свою первую специальность – механик – я получил в Жердевском техникуме сахарной промышленности, который я называю не иначе, как академией. Не знаю, как сейчас идет здесь учебный процесс, а раньше это была истинная академия. Базой знаний и навыков, полученной здесь, я пользуюсь на протяжении 50 лет.
Тогдашние двадцатилетние выпускники техникума сразу же занимали должности сменных инженеров или теплотехников на ТЭЦ. А из Московского пищевого института специалистов заводы не брали, поскольку они были чистыми теоретиками.
Поэтому я помогал Жердевскому техникуму, как и школе № 1, и Бурнакской, и оборудованием, и учебниками по экономике. И я просто не могу, чтоб несколько раз в год не побывать у истока моего жизненного пути. Не пройти мимо места бывшей поликлиники, где бабушка работала стоматологом, мимо родной школы № 1, которую окончил, и в которой преподавала историю моя мама Струкова Алла Александровна, или улицы, по которой ватага ребят (а у меня друзья были намного старше) сопровождала меня, пятилетнего, к реке Савале, которую предстояло впервые переплыть.
Но сегодня Жердевка для меня – это не только воспоминания, это символ моей жизни, дыхание моей жизни.
Мой сын не перестает восхищаться красотой здешних мест. В Саратове природа посуровее. А здесь сама теплота и нежность. Просто те, кто тут живет, не замечают этой красоты. Это я считаю самым опасным в жизни, когда привыкаешь и не чувствуешь, что это твое тепло, твоя радость.

– Все ваши ощущения хорошо прослеживаются в ваших песнях и стихах. Вы даже свой лирический сборник, изданный в этом году, назвали «Чистая водица», где многое посвящено и приютившему вас Бурнаку. Так о чем еще болит душа поэта?
– Я всегда очень хорошо относился к уездным городам. Россия раньше жила ими, поддерживала их, что знакомо из истории. Уезды живут, значит, и население рядом живет. И уездному руководству поневоле надо было жить жизнью тех, кто рядом, помогать и хлеб растить, и строиться, и детишек поднимать, чтобы было воспроизводство. А на сегодняшний день мы теряем русское население, своих предков. Я, к примеру, докопался до прадеда, а другие и деда не знают. Это наша беда, причем большая.
Мы то на Европу, то на Америку смотрим, а наши русские традиции не очень-то стремимся сохранить. Вот Жердевка, казалось бы, приближенный к земле город, каких у нас тысячи, но и здесь перестали люди общаться друг с другом, помогать друг другу. В человеке происходит трансформация, особенно когда он пересаживается со стула в кресло.
Я большей частью всегда помогал людям. Не мог сам, пытался это сделать через друзей. Сейчас, например, через сына пытаюсь. А если что-то не могу, всегда говорю об этом прямо.

– Насколько мне известно, у вас очень много друзей в Жердевке, причем довольно разновозрастных. Обычно человек выбирает для общения людей «своего круга»…
– Объясняется это очень просто. Я могу понять любого. Я разговариваю на том языке, к которому он привык, касается ли это возраста или занимаемой должности – от Путина до конюха.
Чувство дружбы для меня свято. Мой последний тост в компаниях за столом всегда – «За порядочность!». Потому что ничего сильнее этого нет. Где порядочность, там и честность. Наш современный мир, к сожалению, теряет эти слова. Не терплю предательства, лизоблюдства. Когда вижу это, бываю очень суров. Сам же всегда говорю: «Честь имею». Для меня ничего нет дороже. Никогда не брал взятки, хотя таких ситуаций в жизни было предостаточно: все же 22 года был проректором вуза.

– Кстати, о вашей профессиональной карьере я почерпнула больше информации из одного глянцевого Саратовского журнала, нежели от вас. Вы не подчеркивали свою ученость даже на встрече одноклассников, одержимых любопытством по поводу успешности своих соседей по школьной парте спустя 50 лет после окончания школы.
– Дело в том, что в душе моей по-прежнему живет мальчишество. А в таком случае не может быть напыщенной солидности.
Мне приятно собирать друзей. И почему же было не устроить в этом году очередной вечер по случаю юбилея школьной дружбы?! Причем люблю, когда все получается спонтанно.

Фото из семейного
архива.

Автор: 
Л. КОНДРАТОВА.
Читайте также:
Наверх