Дом врача Локтионова в Красивке

« Инжавинский вестник »
41
от
Среда, 5 октября, 2011 (Весь день)
1137
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2011/10/05/top68.ru-dom-vracha-loktionova-v-krasivke-4269.jpg?itok=mpF92jyX

В этом году нашему земляку, известному архитектору, заслуженному деятелю искусства РСФСР, кандидату искусствоведения Виктору Михайловичу Белоусову исполнилось 82 года. Он живет в Москве, но связи с родным краем не теряет, сотрудничает с областной и районной газетами. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию статью о том, как по его проекту строился дом для врача Локтионова в Красивке.

Да будет благосклонен
ко мне читатель,
что свою первую постройку
как архитектор я считаю
самобытной и красивой
через более полувека,
тем более что она
сохранилась…

Николай Архипович Локтионов родился на Берговых хуторах, расположенных между с. Семеновкой и с. Никитиным. Моя бабушка Маша (по матери) сама была из этих мест и хорошо знала родителей, и деда, и бабку Николая. Он был настоящим красавцем, лицо его по цвету напоминало девичье, ну прямо, как говорится, «кровь с молоком». Не помню, кто меня познакомил с ним, но это было во время Великой Отечественной войны (он был на четыре года старше меня). Когда мне удалось поступить на архитектурный факультет института гражданских инженеров, он беззлобно подшучивал надо мной, имея в виду длительный срок обучения. Сам Николай к этому времени уже заканчивал в Саратове стоматологическое отделение медицинского вуза.
К концу моего обучения он скопил достаточную сумму для постройки дома на селе. Он хотел «городские условия» для будущей жены, а поэтому заказал мне «зимнюю дачу». Я с удовольствием принял заказ, тем более, что я еще был студентом.
Николай выпросил участок в парке поблизости от больницы, на берегу реки Вороны. Я расположил будущий дом в 5-6 метрах от большого обрыва. Это было самое главное, что определило все последующее.
Главный фасад был обращен к реке и был необычным для этих мест. Высокий щипец (остроугольный щипец обычно применяется к постройкам с крутой двускатной крышей, который иногда завершает главный фасад здания) второго этажа как бы напоминал парус и был виден издалека. С правой стороны на первом этаже был поставлен эркер (выступающая из плоскости стены закрытая часть здания), откуда можно было обозревать справа и слева гораздо большее пространство, чем из обычного окна. Он перекрывался наклонной кровлей, посредине которой был балкон второго этажа. Острый щипец зрительно был охвачен четырьмя досками и украшен резной доской (как это делалось на Русском севере).
С западной стороны к зданию примыкала крыша обширной остекленной террасы (для теплого времени года). Хозяйственные постройки были отнесены на восток и в дальнейшем закрывались зеленью.
Вход в дом осуществлялся с южной стороны через встроенный тамбур. Пространство за ним частично замещали сени – вокруг лестницы на второй этаж.
Справа от тамбура находилась маленькая комната с постелью, она предназначалась для домохозяйки-повара, рядом располагалась кухня.
Прямо перед входом из тамбура находилась остекленная дверь в самую большую и парадную комнату-гостиную. Справа из гостиной размещались спальня с экером. Слева – летняя обширная остекленная терраса.
По лестнице осуществлялся подъем на второй этаж, где размещались две спальные комнаты для гостей. Одна из этих комнат имела выход на балкон.
Из пространства, замещающего сени, вниз вела крутая лестница в подвал, где хранились пища и вещи (перекрывалась железобетонным перекрытием).
Н.А. Локтионов обладал недюжинной силой и с легкостью удалял самые больные зубы. К нему всегда была очередь. Он не только лечил зубы, но и делал протезы. Попасть к нему считалось большой удачей.
Более двух десятков лет дача врача Н.А. Локтионова украшала въезд в Красивку. Хозяин вначале купил моторную лодку, и гостей катали по Вороне.
Вслед за строительством зимней дачи была построена поблизости водозаборная станция. Оказалось, что водозабор не только забирает воду, но и постепенно разрушает берег.
Николай Архипович после долгих раздумий решил самостоятельно перенести дом на 100 - 120 метров в глубину. При этом красавица-дача лишилась приблизительно вдвое высоты крыши, главный фасад – эркера и навеса над ним, балкона на втором этаже, остекленной террасы и внешней столярной отделки. А линии обрыва берега остались на месте до сего времени.

(Фото из архива
В.М. Белоусова)

Автор: 
Виктор БЕЛОУСОВ
Читайте также:
Наверх