Переправы нашей жизни

« Знамя труда »
33
от
Среда, 13 августа, 2014 (Весь день)
2060
https://top68.ru/sites/default/files/styles/768x474/public/article-images/2014/08/13/top68.ru-perepravy-nashei-zhizni-41740.jpg?itok=KGM6iwla

  Кто мы и откуда – это большой и серьёзный разговор не одного дня и не одного поколения. Сегодня мы предоставляем трибуну нашему земляку Валерию Христофоровичу Погребному, который попробует если не убедить, то, хотя бы проинформировать о том, с чего начинаются наши истоки, как вплетаются в человеческую жизнь природные явления и состояния и чем чревато наше вмешательство в них.

Светлана Дякина

           «…славяне и анты не управляются одним человеком, а издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и  несчастье в жизни считается делом общим».

                                                   Прокопий Кесарийский, 6 век, Византия

Размышления по поводу
Прихотливо извиваясь, с Севера на Юг текут две главные водные артерии Ржаксинского района Савала и Сухая Ржакса.  Начало они берут на территории района с одной возвышенности. Кстати сказать, река Цна тоже берёт начало с этой возвышенности. По небольшим овражкам от бывшей деревни Новый Свет она стекает на территорию нынешнего Сампурского района. Не пытайтесь обнаружить табличку или ещё, какой-то знак, привлекающий внимание к месту рождения памятников природы. Исток Савалы, например, расположен рядом с автомагистралью. Какое прекрасное место отдыха можно было бы организовать! Да, размечтался…

Рекотворящая высота глазу не заметна. Лишь головы многочисленных лощин и балок, расположенных в Сампурском, Ржаксинском, отчасти Рассказовском районах, указывают на её существование. Пройдя извилистый путь по району, далее Савала течёт по территории Жердевского района.
Недалеко от границы с Рассказовским районом по Ржаксинской земле начинает свой путь река Сухая Ржакса. Тот же случай, что и с Савалой: табличек и здесь нет. Хозяйствующие субъекты унитарно подошли к истокам: построили плотины и созерцают водную гладь. Пруды начали цвести, в Траковке поленились на левом берегу перед затоплением раскорчевать ивовую рощицу, и теперь большие пни торчат из воды.

Стоим на плотине такого пруда. Идёт девочка, явно городская. Назвалась Анжелой. Из села Успенского из Подмосковья приехала к родным на каникулы. «Где место для купания на этом пруду?» - спросили мы. «Здесь никто не купается. Много пиявок и грязно. Мы под Чакино ходим купаться», - ответила девчушка. На притоптанных рыбаками-удильщиками местах валяются окурки, рваная бумага, упаковка от сигарет, кое-где рогатки для удилищ укоренились и уже дали побеги. Нам показалось, кем-то, когда-то затраченные деньги на устройство запруд не работают. Очевидно, выгоду строители не искали. Просто захотелось побольше воды рядом с деревней.  Но и от деревень-то осталось жителей нет ничего. Унылый вид, однако…
Несмотря ни на что Сухая Ржакса, терпя то же пренебрежение и неуважение к себе, что и сестра Савала, тянется к матери Вороне. В лесу,  разбиваясь на несколько рукавов, она впадает в неё, чтобы слиться со всеми водами и донести через Дон в Азовское море весть о себе и речном мире, который ещё остался в её глубинах на территории нашего района… 

        Случайно мы встретились вечером на берегу Савалы с руководителем успешного хозяйства. Он попенял, что не предупредили и не заехали. Надо полагать – официально. Мы успокоили его, что наша цель – река. Он сокрушался её незначительностью. В качестве причины указав на буйную растительность. Мы в свою очередь посетовали на критическую распашку берегов реки. Начальник указал, что это давно сделано, до того как он пришёл в хозяйство. На этом мы и расстались. Правда, вечером того же дня мужики сообщили, что он с женой купался в Вороне. До хорошей воды надо было преодолеть километров 50. Лет сто назад, на Савале, недалеко от места, где мы беседовали с господином, в парке у помещика была оборудована прекрасная купальня. К этой живительной влаге баре ехали из Петербурга, Москвы, может быть даже из заграницы …

 Давным-давно…
 Археологи утверждают, что заселение чернозёмных просторов нашего района шло по берегам именно этих рек. Ногайцы постепенно вытеснялись за Ворону. Народ шёл из рязанского княжества и мордовских поселений. Присутствовала в этих местах мещера. Постепенно она была частью вытеснена, а другая – ассимилирована. Ещё недавно мордовская речь звучала в районе. Сегодня о мордовском населении свидетельствует название села Алкаладка. Наверное, сюда же можно отнести и Мордвиновку.
Поселения по реке Сухая Ржакса до революции 1917 г. делились между тремя уездами: Тамбовским, Кирсановским, Борисоглебским. Что касается сёл и деревень, примыкающих к Савале, то они входили в Борисоглебский и Тамбовский уезды. То есть находились эти поселения на краю каждого из перечисленных уездов. Нетрудно предположить, что государственная власть сюда редко заглядывала. Правили народом полицейские чины, помещики и волостные правления. Далеко находились деревни и от приходских храмов. Со строительством железной дороги оживилась хозяйственная деятельность около станций Ржакса и Чакино, со временем они стали градообразующими территориальными поселениями, но коренным образом на быт остальных степняков дорога не повлияла.

Предания говорят о том, что берега Сухой Ржаксы были покрыты лиственными лесами. Об этом могут свидетельствовать урочища в балках, по которым ручьи стекают в Сухую Ржаксу. От Фёдоровки до Семёновки между деревнями и сёлами была грунтовая дорога, которая вместе с рекой связывала население. Обмен произведённой продукцией шёл не только через базар, ярмарку, но и между дворами. Обычаи были сходны. В хозяйствах злаки и овощная продукция, плоды и ягоды выращивались практически одни и те же.  Крупный беспородный рогатый скот улучшался случайно за счёт быков-производителей симментальской породы из стад помещиков. Овцы, козы снижали свои качества по мере приближения к уреме Вороны. На заливных лугах для них корм был не полноценным, они страдали различными заболеваниями. Поэтому их здесь держали исключительно для внутрихозяйственных нужд. Свиное поголовье было практически на «одно лицо».

По берегам Савалы и Сухой Ржаксы на старых картах сельские поселения так «густо» располагались, что, кажется, это два огромных села. Нередки были и браки молодых людей из близлежащих сёл: Большой Ржаксы и Перевоза, Семёновки и Алкаладки, Тимофеевки и Первого Чакино, Можайки и Андреевки и т.д. Этому способствовали сходные обычаи, ведение крестьянского хозяйства. Русские печки в основном топились навозом, особенно это относилось к степным поселениям по берегам Савалы.

Благодатный, в общем-то, климат и плодородная почва –  чернозём, давали возможность крестьянам получать богатые по тем временам урожаи злаков, держать в хозяйствах крупный и мелкий рогатый скот. Но страдали крестьяне и от регулярных засух. Основное тягло составляли лошади. Реки были источниками воды для водопоя скота, а также служили  для полоскания белья, отбеливания холстов, остужали разгорячённое тело крестьян в летнюю жару.

На памяти уходящего поколения, например, Сухая Ржакса лет 50-70 назад для жителей Семёновки и Большой Ржаксы выглядела полноводной. Полая вода заливала прибрежные луга. Это были хорошие сенокосные угодья для выпаса крупного рогатого скота. В реке водилась рыба, были места для купания, особенно детворы и молодёжи. Рассказывали старики, что были на реке водяные мельницы. В Алкаладке старая мельничная плотина в 40-х годах использовалась под малую гидроэлектростанцию. В долине между Алкаладкой и Семёновкой имеется торф. Его добывали во время Великой Отечественной войны.

Мостов через речку было немного. Помнятся деревянные в Золотовке, Лукино, Большой Ржаксе. В остальных местах для переезда использовали брод. Между Семёновкой и Большой Ржаксой был «казённый мост».   Название говорит о том, что строили его не местные общины. Примечательна дорога между Семёновкой и Большой Ржаксой. Не так давно её кроме как гатью и не называли. Название свидетельствует о способе её строительства. Дорогу не насыпали, а гатили. Старики рассказывали, что траверс дороги обозначали низкими плетнями. В полую воду между ними оседал ил, песок. Через какое-то время земство организовывало завоз грунта на гать. В новейшее время дорога укреплялась и была заасфальтирована. Теперь и мост в Большую Ржаксу не деревянный, а более прочный железобетонный.

Леса, сведённые на строительство, а чернолесье – на топку, оголили территорию, дали простор зимним буранам и летним суховеям. В некоторые годы они сводят урожай злаков до критических размеров,  результат стихии в старое время – голод. В этих условиях только коллективная борьба за жизнь облегчала, до некоторой степени, существование крестьян.

Продолжение следует.

Автор: 
Валерий Погребной. Фото автора
Читайте также:
Наверх