«Деревня – это настоящая жизнь, а не проверка на прочность». Житель Никифоровского района пересел с самолёта на трактор

19 апреля 2020, 16:04 2910
public://article-images/2020/04/19/news-nid113147-171335.jpg
Фото: Ирина Попова, из личного архива Игоря Попова

Большинство жителей Тамбовской области сейчас находятся на самоизоляции в связи с опасностью эпидемии коронавируса. Работают лишь те, чей труд жизненно необходим. В их числе — специалисты и механизаторы сельхозпредприятий, которые задействованы в полевых работах. Поля должны быть засеяны в любых обстоятельствах, весенние дни упускать нельзя.

Один из тех, кто закладывает основу будущего урожая, — механизатор Игорь Попов. Руководство предприятия, где работает Игорь, доверяет ему современную технику. И недаром — освоить любой трактор или комбайн для него вполне по силам, поскольку Игорю приходилось справляться с куда более сложной техникой.

 

 

От Крайнего севера до африканского юга

— Родился я в посёлке Степановка Никифоровского района. Окончил Кирсановский колледж гражданской авиации, а потом — Академию гражданской авиации в Санкт-Петербурге, получил профессию бортинженера. Первое время работал в Тамбовском авиаотряде. Затем в Армении, где мы готовили самолёты для полётов в зарубежные страны. С 2004 по 2008 год летал в Африке и на Ближнем Востоке, там ещё готовил местных механиков для обслуживания самолётов. На Крайнем севере возили нефтяников на вахту. Также довелось работать в авиакомпании «Лётные технологии» и спасательном отряде МЧС, — рассказывает Игорь.

 

 

Работа лётчиков из стран бывшего СССР в африканских государствах до сих пор остаётся очень опасной. Старые советские самолёты, которые используются местными авиакомпаниями и нередко принадлежат российским предпринимателям, для полётов в нашей стране непригодны. Они давно выработали свой ресурс и поднимаются в воздух лишь благодаря таланту советских конструкторов и искусству своих экипажей. Но далеко не все машины благополучно достигают пункта назначения.

— В Африке мы летали в основном на старых Ан-24 и Ан-26, закупленных в лизинг. В Судане и Конго не прекращается партизанская война. Порой в ней гибнут или оказываются в заложниках и наши лётчики. Однажды в Конго в наш самолёт попал снаряд, прошил фюзеляж насквозь. К счастью, высота была небольшая, иначе из-за резкого перепада давления при разгерметизации у экипажа могли пострадать слуховые перепонки. Ребята посадили самолёт набок, подломив стойку шасси. Никто не пострадал. Повезло. А многие машины разбились, — вспоминает Игорь.

 

 

Но и при полётах в Россию порой возникали опасные ситуации. Игорь Попов вспоминает, как на подлёте к Москве на Ан-24 загорелся ресурсный блок, экипаж едва не погиб. Спаслись благодаря слаженным действиям и мастерству командира экипажа Николая Каширина.

Однако в Африке подобные случайности происходили чаще — неспокойная политическая обстановка, перегруз и изношенность машин делали своё чёрное дело. В небе над Суданом на большой высоте улетела форточка, и лётчикам пришлось употребить весь свой профессионализм, чтобы избежать аварии.

— Однажды в Африке мы познакомились с российским экипажем Ан-12. Они рассказывали, как участвовали в съёмках фильма «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли. А на следующий день их самолёт разбился, все погибли. Машина, на борту которой находилось 17 тонн рыбы, горела потом две недели, — с грустью говорит бортинженер.

 

 

Возвращение к истокам

В 2015 году Игорь Попов вернулся в родную Степановку вместе с супругой Ириной. Она городская жительница, однако деревенская жизнь пришлась ей по душе. Хотя поначалу, как признаётся Ирина, приходилось трудно, но всё же она освоилась. Вместе с супругом развели овец, коз и прочую живность. Воспитывают двоих детей.

 

 

— Свежий воздух, речка, огород, животные… Если бы не переезд, ничего этого у нас бы не было. Всё происходящее за последние несколько лет — это жажда свободной жизни, где существуют настоящие ценности. У деревенских детей ещё есть детство. С уличными играми, а не в чатах, — радуется Ирина.

 

 

По её мнению, деревня — это настоящая жизнь, а не проверка на прочность. Обязательный для сельской жизни навык — быть внутренне готовыми ко всему на свете. А случиться может что угодно — то хищники устроят нападение на птицу, то сарай прохудится, то заморозки побьют рассаду. Животные тоже иногда хворают.

 

 

— Здесь я научилась замешивать тесто разных видов и печь пироги. Преодолевать сложные участки бездорожья на переднеприводном автомобиле. Выращивать рассаду, а из неё — овощи. Доить коз и делать из молока сыр, — делится достижениями Ирина.

 

 

Зимой ей пришлось продать одну из самых ценных для неё вещей – фотоаппарат. Он помогал Ирине запечатлеть на память все яркие события их деревенской жизни. Но не хватило до весны корма и ветеринарных препаратов для разросшегося поголовья животных. Решение далось нелегко, но Ирина уверена, что козы помогут ей заработать на новую фотокамеру.

 

 

Игорь свободное время, которого у него не так уж и много, проводит в гараже — ремонтирует и усовершенствует мотоцикл. Его отец был мотогонщиком, привил сыну тягу к мотоциклам и другой технике. Зимой двухколёсная машина позволяет занять руки, применить технические знания и способности, а летом помогает домчаться до рабочего места или просто прокатиться по полевым дорогам.

 

 

Этой зимой к Игорю заезжал товарищ по увлечению — мотопутешественник из Волгограда Стас Небожаев. Он ехал на Кольский полуостров и собирался, побывав на берегу Баренцева моря, заехать в Степановку на обратном пути. Но не получилось, не позволили технические проблемы.

Игорь ведёт в социальных сетях сообщество, где делится советами по ремонту мотоциклов, общается с другими любителями техники. Но всё это — когда есть время. Сейчас важнее всего вовремя засеять поля, чтобы несмотря ни на какие проблемы в мире, полки продовольственных магазинов всегда были полны.

 


 

Дмитрий Хатунцев

Eженедельная рассылка РИА «ТОП68»

Читаемое

Наверх